Но не должны ли мы быть согласными с Папой?

Вопрос о нашем отношении к Папе - очень деликатный, особенно с тех пор, как среди многих католиков возникла путаница по этому вопросу.

Прошедшие 50 лет сделали этот вопрос более важным, чем обычно, поскольку мы стали свидетелями внедрения множества теорий и практик – зачастую самим Папой, - идущих вразрез с многовековым учение Церкви. Это обязывает нас рассмотреть принципы, применяемые в данных обстоятельствах:      

Прежде всего, не может быть никаких сомнений, что мы веруем во все догматы Церкви, особенно касающиеся папского служения:

A) Что Папство было учреждено Самим Господом:

Ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. (Мф. 16:18-9)

B) Что епископ Рима имеет первенство, которого не имеют прочие епископы:

Я приведу предание, которое имеет от апостолов величайшая, древнейшая и всем известная Церковь, основанная и устроенная в Риме двумя славнейшими апостолами Петром и Павлом, и возвещенную людям веру, которая чрез преемства епископов дошла до нас, и посрамлю всех тех, кто всячески незаконным образом составляет собрания. <…> Ибо, по необходимости, с этою Церковью, по её верховному первенству, согласуется всякая церковь, т.е. повсюду верующие, так как в ней апостольское предание всегда сохранялось верующими повсюду (Св. Ириней, «Против ересей», III, 3:2).

C) Что Папа безошибочен при определенных объястоятельствах :

Папа Римский, когда он говорит ex cathedra, то есть когда, исполняя свои обязанности учителя и пастыря всех христиан, определяет, в силу своей верховной апостольской власти, что некое учение по вопросам веры и нравственности должно быть принято Церковью, пользуется, с Божественной помощью, обещанной ему в лице блаженного Петра, той безошибочностью (infallibilitas), которой Божественный Искупитель благоволил наделить Свою Церковь, когда она определяет учение по вопросам веры и нравственности. Следовательно, эти определения папы Римского непреложны сами по себе ex sese, а не из-за согласия Церкви. (Первый Ватиканский Собор, Dz. 1839)

Кажется, что в эти неспокойные времена распространились две ошибки. Первое искушение -  осмелиться осудить Святейшего Отца как формального еретика, что делает Папу антипапой, не обладающим истинной юрисдикцией. Хотя такая ситуация рассматривалась в прошлом некоторыми богословами [1] как теоретически возможная, подобная теория [2] не объясняет, как быть с учением о видимой Церкви, или с обещанием Христа пребывать с Церковью до скончания века. Такое упрощенное представление на самом деле основывается на той же предпосылке, что и противоположный соблазн: считать, что Папа действительно защищен непогрешимостью настолько, что не может допустить вообще никакой ошибки.    

Противоположное заблуждение, распространённое шире, предполагает правильность всего, что делает или чему учит Папа. Это, пожалуй, понятно, поскольку в обычное время так и есть. Но нужно различать: история изобилует примерами пап, которые учили неправильным вещам или совершали плохие поступки. Например, Папа Либерий подписал полуарианский документ, а Папа Иоанн XXII некоторое время исповедовал, что спасённые души увидят Бога лишь после Страшного Суда.  Некоторые Папы эпохи Возрождения вели жизнь, сомнительную с точки зрения морали. Во всех этих случаях Папы не пользовались своей безошибочностью.   

Папа безошибочен в первую очередь в вопросах веры и нравственности, во-вторых, в вопросах дисциплины (законы, предназначенные для всей Церкви, канонизации и т.д.) в той степени, в какой они затрагивают веру и нравственность (см. принцип 4). В самом деле, если бы Папа в той или иной степени обладал безошибочностью, распространяющейся на ординарное учительство, то не было бы необходимости четко определять его границы.

Безошибочность подразумевает неизменность и постоянство (принцип 6), но отличительной чертой послесоборных Пап, как и модернистов, является дух эволюции. В какой мере может человек с таким мышление желать что-либо окончательно определить или безусловно предписать? (см. вопрос 15, №3) 

Как же тогда нам следует выносить суждение о Папе?

  •  Прежде всего, необходимо понимать, что наш долг – молиться о Святейшем Отце и также в его интенциях [3]. Св. Климент Мария Хофбауэр говорит: «Христианин, которые не молиться о Папе подобен ребенку, который не молиться о своем отце».
  •  Не нам судить о его вине в разрушении Церкви. Только Бог может судить его в этом.
  •  И также не нам судить Папу юридически – выше Папы на земле нет никого – или безусловно объявлять все его действия не имеющими законной силы.
  • Мы должны оценивать слова и поступки папы настолько, насколько они касаются нашего вечного спасения, как и говорил Спаситель:

Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их (Мф. 7:15-16).

Мы не должны слепо содействовать разрушению Церкви, проявляя терпимость к введению новой религии или не делая того, что можем для защиты католической веры. И образцом здесь безусловно был архиеп. Лефевр:

Ни один авторитет, даже высочайший в иерархии, не может заставить нас оставить или умалить нашу Католическую Веру, так ясно выраженную и исповеданную церковным Учительством 19-ти веков. 

«Но если бы даже, – говорит ап. Павел, - мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема». (Гал. 1:8)

Вот почему мы – без всякого бунта, горечи или обиды – продолжаем нашу работу по формации священников под руководством неизменного Учительства, убежденные, что не можем сослужить Святой Католической Церкви, Верховному Понтифику и потомкам лучшей  службы.