Папа св. Пий V: Булла «Quo primum tempore»

В первую очередь, по восшествии Нашем на Апостольский Престол, Мы обратили на то помыслы Наши и силы, чтобы церковное богослужение хранить в чистоте и, с помощью Самого Бога, позаботились приложить к сему всевозможные старания. Итак, среди прочих деяний святейшего Тридентского Собора, нам так же предписано позаботиться об издании и исправлении священных книг, Катехизиса, Служебника и Часослова; издав уже, по воле Божией, Катехизис для обучения верных и для подобающего воссылания Богу славы Часослов исправив, чтоб ему Служебник соответствовал (ut Breviario Missale responderet), дабы всё было подобающим и подходящим (и единообразию псалмопения в Церкви Божией соответствовало бы единообразное чинопоследование Мессы), представляется необходимым, обратить внимание на то, что ещё осталось сделать по этой части, а именно на издание Служебника, и это необходимо совершить как можно скорее.

 

Поэтому Мы делегировали соответствующие полномочия ученым и чтимым мужам, которые, тщательно сверяясь на каждом этапе своей работы с древними книгами Нашей Ватиканской Библиотеки и с иными оригинальными и исправленными кодексами, а также с писаниями древних и почитаемых авторов, которые об установлениях, касающихся сих святых обрядов, оставили нам источники, восстановили Служебник в первоначальном виде и святоотеческом обряде. Когда результат этой работы был рассмотрен и исправлен, тогда Мы по глубоком размышлении повелели, чтобы конечный итог был отпечатан и издан в Риме, дабы все могли пользоваться плодами сего, чтобы священники знали какие после этого молитвы употреблять и какие обряды и церемонии соблюдать они обязаны.

 

Чтобы данного от Римской Церкви, всех Церквей Матери и Наставницы, правила все и повсюду придерживались и соблюдали, чтобы впоследствии нигде когда-либо в будущем во всего Христианского мира провинциях в церквах и часовнях патриархийных, соборных, коллегиальных и приходских, светских или какого-либо ордена, монастырских, мужской или женской общины, рыцарского ордена, а так же никому не принадлежащих (sine cura), действовала обязанность, либо обычай служить по обряду Римской Церкви конвентуальную Мессу громогласно в пресвитерии, либо тихо, никто не смел служить петь или читать иначе, чем по рубрикам изданного нами Служебника, даже в церквах каким-либо образом ранее изъятых из этого правила индультом Апостольского Престола, обычаем, привилегией, даже присягой или утверждением Апостольского Престола, либо каким-либо иным способом, за исключением только тех Церквей, где иной обряд совершения Божественной Литургии существовал с момента основания с утверждением Апостольского Престола или где он основывается на обычае более чем двухсотлетней давности, у коих вышепоименованных привилегий или обычаев никак не отменяем; но если этот Служебник, который Мы ныне выпускаем в свет, вышеупомянутым общинам более подходит, то, с согласия их епископа, настоятеля или всего капитула, безо всяких других условий, служить по этому Служебнику им дозволяем. Всем же прочим вышепоименованым Церквам надлежит изъять из употребления иные Служебники, их же полностью и явно отвергнуть, а в этом Служебнике изданном Нами ничто нельзя прибавить, убавить или изменить, под страхом Нашего гнева. Так Мы устанавливаем и повелеваем сим Нашим постановлением, действительным навечно.

 

Наипаче повелеваем всякой и каждой из вышеназванных Церквей правящим Патриархам, администраторам и иным лицам имеющим какой-либо церковный сан, будь то даже Кардиналы Святейшей Римской Церкви, либо обладатели иной степени или поста, им же во имя святого послушания предписываем, чтобы от соблюдения всех остальных обрядов и чинов из иных Служебников, сколь угодно древних, всецело отверглись и отвратились, Мессу же по обряду, образу и норме, ныне Нами в сем Служебнике введенной читали и пели; да никогда при служении Мессы не дерзают добавлять иные церемонии или читать иные молитвы, нежели содержащиеся в данном Служебнике. А так же признаем, что этот Служебник при пении или чтении Мессы в какой-либо церкви может свободно и законно использоваться, безо всякого смущения совести или опасения подпасть под какое-либо наказание, осуждение или прещение и Апостольской властью сим актом дозволяем и разрешаем это навечно. Никакие архиереи, администраторы, канонники, капелланы и кто-либо еще из белого, как-либо титулованного, или черного духовенства не должны быть принуждаемы к служению иной, нежели Нами установлена, Литургии.

 

Подобным образом, повелеваем, что никто не может быть склоняем или принуждаем к изменению этого Служебника, а сие послание никогда не может быть отменено или пересмотрено, но действует вечно и всегда будет иметь силу закона. Этому не могут препятствовать прежние постановления или указы Папские, поместных соборов или синодальных заседаний, ни старинные или незапамятно-давние обычаи вышеупомянутых Церквей, кроме тех, что древнее двухсот лет.

Желаем же и той же властью повелеваем, что после обнародования сего Нашего постановления и издания Служебника, обязаны читать или петь Мессу по этому Служебнику: пресвитеры, состоящие в Римской Курии – через месяц по опубликовании; живущие южнее гор [Альп – Пер.] – через три; живущие за горами – через шесть, или как только сей Служебник будет доступен.

 

И дабы по всей земле этот Служебник сохранился неискаженным и от ошибок и опечаток чистым, кара печатникам за неисполнение сего: на территориях непосредственно или опосредованно подчиненных Нам и Святой Римской Церкви – конфискация всех их книг и штраф в размере ста золотых дукатов, ipso facto перечисляемый в Апостольскую Сокровищницу, для прочих же, обитающих в иных частях света – отлучение latae sententiae, а так же иные кары на Наше усмотрение. Без разрешения Нашего или Апостольского Комиссара, в означенных частях света Нами поставленного, и без образцового экземпляра, предоставленного вышеозначенным Комиссаром, чтобы быть принятой нормой для прочих экземпляров, а по напечатании должного сравнения их со Служебником, изданным во Граде [Риме – Пер.], дабы ни в чем не было различия, никто да не осмелится, прежде чем совершенно удостоверятся в этом, печатать, издавать или распространять Служебники, что повелеваем Нашей Апостольской властью и в соответствии со звучанием данного документа.

 

Но, поскольку данное послание затруднительно переслать во все места Христианского миpа и с самого начала уведомить всех заинтересованных лиц, по обыкновению следует обнародовать его и прибить к дверям Базилики Князя Апостолов, Апостольской Канцелярии и на окраине Кампо де’Фьоре; а так же экземплярам оного же послания даже печатным, рукой какого-либо нотариуса заверенным и печатью какого-либо церковного сановника скрепленным, повелеваем верить так же твердо, как верили бы оригиналу, когда хотят выставить и иметь сие послание.

 

Никоим образом никакому человеку не позволено этого изъявления нашего дозволения, статута, указа, мандата, предписания, концессии, индульта, декларации, воли, декрета и возбранения нарушить или легкомысленно изменить. Ежели кто на сие посягнуть осмелится, гнев Всемогущего Бога и Блаженнейших Апостолов Петра и Павла на себя навлечет.

 

 

Дано в Риме, у св. Петра, в лето от Воплощения Господня тысяча пятьсот семидесятое, в канун июльских ид [14 июля – Пер.], в четвертый год Нашего понтификата.

 

__________________________________________________________________________

 

Cрок действия буллы св. Пия V

«Quo primum tempore»

(Реферат статьи свящ. Раймона Дюлака в «Itiniraires», № 162)

 

Чтобы документ имел силу закона, Законодатель должен ясно выразить то, что он имеет намерение постановить закон, указать срок его действия и отношение к прежде действовавшим законодательным актам и обычному праву. Для того, чтобы выразить вышеназванные намерения существуют юридические принципы и терминология. (К сожалению, модернистам свойственен правовой нигилизм, они презрительно именуют юридическую корректность канонического права «легализмом».) Булла ясно вводит правовую обязанность на общепринятом юридическом языке, указывает каких лиц, времени и места она касается, устанавливает санкции за нарушение и четко указывает какие ранее действовавшие законы и обычаи отменяет. Помимо закона, Булла устанавливает привилегию, т. е. даже если бы Булла не действовала как закон, предписывающий чин Мессы, каждый священник имеет привилегию служить Мессу св. Пия V, невзирая на несогласие своего начальника и действующий закон. Эта привилегия вечна.

Но и как закон означенная Булла действует вечно (в том числе, упомянутая в ней привилегия использовать иные Служебники, на основании обычая древнее 1370 г.). Это видно и из формы Буллы (выражения использованные Законодателем), и из содержания таковой. По содержанию вечность действия Буллы выражается:

а) ясно определенной целью – проявление единства веры единообразием Богослужения;

б) способом установления – не вводится искусственно созданного нового Служебника, но утверждается древний Римский Служебник (Миссал). Опора на прошлое видится как гарантия будущего;

в) авторством – документ исходит от правящего Папы, действующего со всей полнотой Апостольской власти. Последующие Папы не могут отменить его законным образом (licite), даже если бы могли отменить его действительным образом (valide). Par in parem potestatem non habet [Равный над равным власти не имеет].

Кроме того, постановление Павла VI «Missale Romanum» от 3 апреля 1969 г. не содержит юридически четкой формулировки, отменяющей Буллу св. Пия V «Quo primum tempore», ни как закон, ни как (что должно юридически четко особо оговариваться) привилегию. То, что Папа Павел VI (†1978) склонялся de facto к запрещению Тридентской Мессы, было беззаконным превышением полномочий и злоупотреблением властью.