Уничтожение Свободы во имя свободы:

 

О. Шейн Карло Пеццутти FSSPX

Уничтожение Свободы во имя свободы:

предостережение Папы Льва XIII против либерализма как врага истинной Свободы

_________________________________________________

1.      Философы Нового Времени, так называемые философы Просвещения и европейская философия модерна в целом в XVII и XVIII веках подверглись огромному влиянию предшествовавшей ей научной революции в Европе.

2.      Научная революция XVI и XVII веков радикально изменила восприятие европейцами физической реальности и самой вселенной.

3.      Философия модерна и философы Просвещения хотели каким-либо образом применить правила и методы научной революции к политической и социальной философии в Европе.

4.      Они также желали полностью изменить европейское общество, подобно тому, как это сделала научная революция.

5.      Философы Просвещения развивали совершенно новые идеи о свободе, рациональности, политике и религии.

6.      Просвещенческие идеи либерализма, рационализма и натурализма были настолько успешны, что они вдохновили Американскую революцию 1776 года и в 1789 году – Французскую.

7.      После этих революций европейская и западная цивилизации изменились навсегда.

8.      Философы Просвещения усматривали двух главных врагов их либеральной программы: традиционные монархии Европы и Католическую Церковь,

9.      Это было, конечно же, поскольку и то, и другое имели огромное влияние на европейское общество.

10.  Поэтому мы можем понять, почему Париж слал на окровавленную гильотину короля, его двор, монархистов, епископов, священников, монахов и монахинь.

11.  Этих двух врагов «свободы» следовало уничтожить. Но как же, могли бы мы спросить, триумф свободы и разума мог закончиться таким царством террора?

12.  Историки утверждают, что на площади, где происходили казни на гильотине, было так много крови, что лошади отказывались заходить на неё, чувствуя ужасающий запах.

13.  Однако с самого начала Французской революции Католическая Церковь и особенно Римские Папы резко противились ей, как и просвещенческим доктринам либерализма, рационализма и натурализма, которые расползались по христианской Европе.

14.  В течение ста лет Папы, начиная от Папы Пия VI и до Пия IX противостояли этим современным Просвещению учениям, пытаясь спасти то, что осталось от Христианского мира.

15.  Энциклика, которую мы кратко рассмотрим сегодня, была написана Папой Львом XIII в 1888 году, почти сто лет спустя Французской революции.

16.  Эта энциклика – превосходная сумма всех католических философских и богословских аргументов, пытающихся показать заблуждения и скрытые опасности, содержащиеся в новых учениях Просвещения.

17.  Папа Лев XIII начинает с того, что пишет: «Свобода, высший из естественных даров, принадлежа лишь существам интеллектуальным, или разумным, даёт человеку то достоинство, что он оставлен «в руке произволения своего» (Сир. 16, 14), и власть над своими действиями».

18.  Папа начинает, таким образом, с похвалы человеческой свободе как одному из величайших естественных даров человеку, и далее он объясняет, что Католическая Церковь всегда сражалась за свободу человека против еретиков и детерминистов, которые её отрицали, таких как, манихеи и другие.

19.  Но затем он говорит: «Но важнейшее значение имеет тот образ, которым человек этим достоинством пользуется, поскольку от того, как используется свобода, зависят равно и высочайшее благо, и страшнейшее зло» (http://www.unavoce.ru/library/libertas.html).

20.  Здесь Папа возглашает главное положение своей энциклики: свобода – это удивительный и могучий дар, но она должна использоваться с ответственностью; её должно применять в согласии с добродетелью, с благом, с законом, и особенно – Вечным законом Божьим.

21.  Он напоминает, что человек совершенно свободен следовать за нравственным благом и искать своё предназначение в жизни – которым является Бог – но он также свободен стремиться к тому, что ему кажется «хорошим», но в действительности дурно и вредно.

22.  Папа Лев XIII пишет, что многие представляют себе Католическую Церковь как злобного врага человеческой свободы, но это воззрение основано на ложной метафизике свободы и ошибочной этике: то есть ложной идее того, что действительно (онтологически) есть свобода и в чём на самом деле человек свободен.

23.  Поэтому теперь следует спросить «Что же такое свобода»?

24.  Папа Лев XIII отвечает, проводя очень, очень важное различение между разными видами свободы. Термин «свобода» употребляется разными способами и в различных значениях. О чём именно мы говорим, когда говорим «свобода»?

25.  Католическая философия различает два разных вида свободы: 1) – природная свобода, (или просто свобода воли), и 2) – моральная свобода.

26.  Природная свобода подразделяется на «позитивную» и «негативную» - так их делит современная философия.

27.  Естественная свобода (или свобода воли) «позитивна» в том смысле, что мы можем позитивно решить делать что-то, что мы хотим и выбираем сделать. Это свобода действия.

28.  Естественная свобода (или свобода воли) негативна в том смысле, что мы свободны от определенного принуждения. Мы свободны от того, чтобы нас ЗАСТАВЛЯЛИ или побуждали делать определённые вещи.

29.  Природная свобода (позитивная или негативная), или просто свобода воли, это то, что мы обычно подразумеваем под словом «свобода».

30.  Но Папа Лев XIII желает скорее сказать о МОРАЛЬНОЙ свободе. Он думает, что моральная свобода – более важный вопрос, чем природная свобода, то есть свобода воли.

31.  Это – важнейший пункт: различие между природной свободой (свободной волей) и моральной свободой.

32.  Но что есть «природная свобода»? Папа Лев XIII определяет это так: «власть или возможность выбирать специфические средства для достижения поставленной перед собой конечной цели». Метафизически, или же онтологически, она относится к аристотелевской категории «качества» (“qualitas”) - инструментальная возможность.

33.  Но что касается поставленной цели: какова эта цель и каков конец? Конец, или цель, это всегда нечто, что мнится как благо, какая-то «хорошая» вещь. Воля и свободный выбор всегда склоняются только к благу. Платон и Сократ учили нас этому века назад.

34.  Проблема появляется, когда наш интеллект начинает выносить суждения о том, что «благо», а что «не благо». Только на то у нас есть моральная свобода, чтобы искать и выбирать благое и истинное.

35.  Воля не может следовать за благом Х, и природная свобода не может выбирать некие средства Y и Z для его достижения, пока интеллект не решит, что Х – это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО благо.

36.  Но Папа Лев XIII напоминает нам, что и воля, и интеллект весьма несовершенны, и поэтому интеллект иногда может заблуждаться в своих суждениях о том, что есть «благо», и поэтому свобода может быть направлена ложным «благом» на неправый путь.

37.  Многие вещи имеют обманчивый вид «блага», тогда как в действительности они плохи и вредны. Поэтому мы можем избрать некую плохую вещь, ошибочно веря, что она хороша.

38.  Это привносит в человеческую свободу изъян, потому что мы злоупотребляем силой свободы, избирая зло, пусть даже думая, что оно – благо. Выбрать вредное и злое – это несомненно изъян.

39.  Некоторые пытаются доказывать, выступая по данному вопросу, что возможность выбирать зло должна быть присуща свободе, говоря – то, что мы можем выбрать зло, как раз и доказывает, что мы свободны.

40.  Но это значило бы, что Бог не свободен, потому что Он не может выбрать зло.

41.  Святой Фома Аквинский напоминает нам, что возможность делать зло и грешить, это не свобода, но, на самом деле, рабство.

42.  Он говорит, что когда нечто действует посредством силы, воздействующей на него извне, оно не действует само, но другое действует им, как рабом. Человек по природе разумен. Когда он действует и выбирает в согласии с рассудком, он действует, как человек и в соответствии со своей свободной волей. Это – свобода. Но когда он грешит, он действует против разума, и его влечёт постороннее, как раба. «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8, 34) – сказал наш Господь Иисус Христос.

43.  Античные философы тоже учили этому, когда говорили, что поистине свободен только мудрый человек, потому что он всегда выбирает истинное и благое, ведущее к блаженству, а не злое и вредоносное, которое только причинит ему ущерб.

44.  Поэтому Папа напоминает нам, что человеческая воля нуждается в свете и в силе, чтобы направлять её действия к истинному благу и удерживать от зла. Это – цель и назначение закона.

45.  Закон – это упорядочивание разума, который должен вести нас к благому и истинному.

46.  Папа подразумевает прежде всего естественный закон, начертанный в сердцах всех людей, потом Вечный закон Божий и затем человеческие законы.

47.  Человеческие законы, и даже естественный закон, зависят от Вечного закона, который есть ни что иное, как разум и интеллект Бога, Творца всяческих, Который желает, чтобы человек возвратился к Нему.

48.  Эти законы помогают нашему несовершенному разуму, воле и свободе действовать в согласии с Божией волей, благом и истиной, приводя нас к блаженству. Это – моральная свобода. Таково правильное назначение человеческой свободы.

49.  Папа Лев XIII говорит: «Отсюда явствует, что единственный стандарт и правило человеческой свободы - не только каждого отдельного человека, но и любой общности и гражданского общества, составляемого людьми вместе, - это вечный Божий закон.» (http://www.unavoce.ru/library/libertas.html).

50.  Истинная свобода в человеческом сообществе заключается не в том, что каждый делает то, что он хочет, потому что это закончится анархией и принесёт только сплошную борьбу и мятежи. Истинная свобода в человеческом сообществе в том, чтобы граждане подчинялись Вечному закону Божию и человеческим законам, чтобы обрести счастье здесь и после.

51.  Бог – Творец, «Дизайнер» и «Инженер» человека. Его Вечный закон – нечто вроде чертежа или «инструкции» по хорошему поведению человека. Его закон направляет нас к блаженству посредством верного использования свободы. Мы не можем быть счастливы, спокойны или по-настоящему свободны без Его закона.

52.  Папа напоминает затем законодателям, что гражданские и человеческие законы должны также подчиняться Вечному закону Божию, потому что предназначение закона – вести человека к истине и благу, которым является Бог. Это – важнейшая задача и ответственность законодателей и политической власти.

53.  После описания католических философских принципов свободы Папа Лев XIII начинает вторую часть энциклики, которая посвящёна обличению либерализма. Он утверждает: «Но есть многие, кто идут по следам Люцифера и присваивают себе его мятежный вопль: «Не буду служить»! (Non serviam)».

54.  Он называет их «либералами» и объясняет: то, что «натурализм» и «рационализм» сделали в философии, либерализм делает в общественном и политическом устройстве.

55.  «Рационализм» был одной из идей Просвещения: что человеческий разум – высший судья истинного и благого. Человеческий разум – это высший закон, который должен направлять людей.

56.  Вспомните, как во время Французской революции был установлен и провозглашён культ «богини разума», и впоследствии некая женщина была выбрана в качестве её персонификации. Её разукрасили, принесли в Нотр-Дам де Пари и поставили на главный алтарь.

57.  Таков рационализм: человеческий рассудок срывает корону с Иисуса Христа, Всемогущего Бога. Бог Вседержитель и Его Вечный закон более ничего не значат для людей, но единственный авторитет – это разум человека. Это рационализм.

58.  Либерализм применяет этот принцип в политической и социальной сферах. Всемогущий Бог и Его Вечный закон более не имеют власти, которая ведёт людей к счастью, но единственным проводником должен быть человеческий разум.

59.  Разум лишает венца Иисуса Христа, Всемогущего Бога как в политическом, так и в общественном устройстве. Таков либерализм. Таково «либеральное» государство: изгнание Вечного закона Божиего, и на его месте возвышение человеческого рассудка. Человек заменяет Бога.

60.  Именно это произошло во время Французской революции. Церковь и король были свергнуты с престола, и на трон возвели Разум и Свободу. Власть и закон отныне исходили лишь от людей, лишь от человеческого рассудка. Идеальным строем стала неупорядоченная демократия.

61.  Папа Лев XIII говорит: «как только мы предоставим человеческому разуму исключительную власть определять, что истинно и что благо, реальное различение между добром и злом будет уничтожено». Итогом этого будет только чистый релятивизм.

62.  А после того, как модерн пал, именно это мы и наблюдаем в обществе нашего времени, особенно в постмодернизме. За 200 лет либерализм превратился в чистый релятивизм, потому что релятивизм – закономерный итог рационализма и либерализма.

63.  Во время Французской и Американской революций стуктура сообщества была всё ещё более или менее построена на принципах естественного закона и Вечного закона.

64.  Европа и Запад были защищены от чистого релятивизма в то время, благодаря еще сохранявшимся христианским структурам. Но либерализм открыл на Западе дорогу к чистому релятивизму, и постмодернистские мыслители вроде Дерриды и Фуко продемонстрировали нам все неизбежные последствия этого.

65.  Постмодернистские мыслители сказали, что философы Просвещения зашли недостаточно далеко. Теперь нужно было ещё и полностью отвергнуть западную мысль и всю западную культуру, как «мысленные конструкты» - отсюда нужда в их «деконструкции» и «деконструктивизм»; единственная истина – это относительность всего.

66.  Но ещё тогда, в 1888 году, Папа Лев XIII предупредил нас, что если Вечный закон Божий не является фундаментом для общества, в нём вскоре будут отвергнуты и религия, и мораль. Это – то, что случилось во время постмодернизма, и, разумеется, чуть позже мы увидим это же с атеистическим коммунизмом.

67.  Кроме того, единственным способом управлять людьми станет грубая сила, потому что их совесть больше не будет руководствоваться моралью и Вечным законом. Каждый человек будет свободен делать то, что хочет. Из-за этого увеличится число необходимых полицейских структур.

68.  Разъяснив, что такое «абсолютный либерализм», Папа описывает далее «умеренный либерализм». Первый отвергает вообще всякую «законность», второй же понимает, что свобода должна быть в согласии с истиной и благом. Мы можем привести как пример такового отцов-основателей Соединённых Штатов.

69.  Отцы-основатели Соединённых Штатов с трепетом преклонялись перед Богом и естественным законом, но они были деистами и веровали лишь настолько, настолько их разум мог понять религию. Поэтому они не признавали сверхъестественное или Откровение. Конечно же, это был тот же либерализм.

70.  Иной тип умеренного либерализма проповедуют сторонники отделения Церкви от государства. Они считают, что отдельные люди должны руководствоваться Вечным законом Божиим, но что Государство должно быть независимо от Вечного закона. Но это нелогично, говорит Папа, потому что оба: и государство, и отдельные люди одинаково подчинены Богу и Его Вечному закону. Христос должен быть Царём и отдельных людей, и общества.

71.  Затем Папа следует к следующей части своей энциклики, где повествует о «современных свободах» либерализма. Это – практические воплощения либерализма.

72.  Здесь Папа опять применяет свой тезис: свобода людей должна находиться в гармонии с Истиной, с Благом, и с Вечным законом Божиим. Человеческая свобода не имеет моральной свободы действовать против Истины, Блага или Вечного закона Божиего.

73.  Поэтому он показывает логические несоответствия в идеях «религиозной свободы», «свободы печати» и «свободы совести».

74.  Папа Лев XIII говорит: «Рассмотрим ту свободу в людях, которая противостоит добродетели благочестия, а именно свободу культа, как её называют. Эта так называемая свобода основывается на принципе, что всякий человек свободен исповедовать любую религию, которую он изберёт, или вовсе никакой».

75.  Имеет ли человек свободу выбирать себе религию по вкусу? Или он должен избрать только истинную веру? Надо произвести различение. Конечно, человек имеет «природную свободу» выбрать любую веру, разумеется, у него есть свободная воля, которая может выбрать любую религию. Но Папа задаёт вопрос, имеет ли человек «моральную свободу» выбрать любую веру?

76.  У нас есть моральная свобода выбрать только истинную веру. У нас нет нравственной свободы выбрать ложную веру. Поэтому провозглашать, что у нас есть религиозная свобода, то есть свобода выбирать религию, которая нам нравится больше всего, это то же самое, что провозглашать, что у нас есть свобода выбирать между истинной и ложной верой.

77.  Разве можно сказать, что у нас есть свобода выбирать заблуждение? Это опять заблуждение либерализма. Либерализм полагает, будто свобода более важна, чем истина и благо. У нас нет моральной свободы выбирать заблуждение. Разве я имею право считать, что 2 + 2 = 3?

78.  Истинная человеческая свобода выбирает истину и благо в соответствии с Вечным законом Божиим. Ложная же человеческая свобода выбирает, что кажется «истиной» и «благом», но что на самом деле ложь и зло. Это - гибель свободы человека. Это - растление свободы человека.

79.  Папа Лев XIII применяет тот же принцип к «свободе печати». Разве у нас должна быть свобода публиковать всё, что мы хотим, наравне истину и заблуждение, нравственное и безнравственное?

80.  Папа вновь напоминает о МОРАЛЬНОЙ свободе. Человеческая воля – воистину человеческая, когда она избирает истинное и благое в согласии с интеллектом и рассудком. У нас нет моральной свободы выпускать всё, что мы пожелаем по своему выбору.

81.  Это станет полным моральным растлением народа. Не это ли мы видим сейчас, когда в Интернет можно выложить всё вообразимое, всё что угодно: истинное ли, ложное ли; нравственное или аморальное. Человеческая свобода страшно деградирует от этого рода варварской ложной «свободы».

82.  Наконец, он пишет против пресловутой «свободе совести». Это также будет значить «свободу грешить», если быть неосторожными. У нас нет моральной свободы вершить зло или верить в заблуждение. Надо вновь проводить различие между субъективными и объективными правами.

83.  Последняя часть энциклики посвящена католическому учению о терпимости. Папа пишет: «...не давая никаких прав ничему, кроме истинного и благого, Церковь тем не менее не запрещает публичной власти терпеть то, что расходится с истиной и праведностью, во имя избежания какого-либо большего зла, или ради обретения или сохранения какого-то большего блага».

84.  Это ещё одно очень важное различение: власть, которая даёт «права» злу – versus (против) власти, которая терпит зло. Бог в Своей бескрайней премудрости ТЕРПИТ зло всё время, попуская греху происходить. Но Он не даёт грешникам «право» или «свободу» грешить. К тому же обязывается и всякая власть.

85.  У власти есть обязанность вести к истине и благу в согласии в Вечным законом Божиим. Поэтому она никогда не может давать «право» или свободу идти против этого совершенного Вечного закона. Однако она может ТЕРПЕТЬ зло, чтобы избежать большего зла.

86.  Либерализм вздымает на престол и лелеет «свободы», которые в действительности противостоят Вечному закону Божиему. Он словно бы даёт политическое и социальное покровительство греху вопреки закону Божию.

87.  Но это не есть свобода. Это ложная свобода, «вседозволенность», и она разрушает благородство и достоинство человеческой свободы. Ибо человеческая природа разумна, и мы должны действовать в гармонии с разумом и истиной. Мы должны искать благое и добродетельное, ибо, как учили нас античные философы, только через добродетельную жизнь можно достичь счастья.

88.  Папа Лев XIII пишет: «...всякая свобода, кроме той, которая заключается в подчинении Богу и Его Воле, неразумна». Человеческая свобода несовершенна. Ей требуется руководительство и закон. Ей требуется Вечный закон Божий.

89.  Папа утверждает: «отвергать высшую власть Бога, и отбрасывать прочь всякое послушание Ему в общественных вопросах, или даже и в частных и домашних делах, есть величайшее извращение свободы и худший вид либерализма».

90.  Самый первый псалом говорит: “Beatus vir, qui non abiit in consilio impiorum, et in via peccatorum non stetit, et in cathedra pestilentiae non sedit: Sed in LEGE Domini voluntas eius et in LEGE eius meditabitur die ac nocte. Et erit tamquam lignum quod plantatum est secus decursus aquarum quod fructum suum dabit in tempore suo.

91.  «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей, но в ЗАКОНЕ Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь! И будет он как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое».

92.  В этом суть энциклики Папы Льва XIII: мы – воистину люди, воистину разумные создания, и воистину свободны, когда мы подчиняемся Вечному закону Божию, совершенной Божией Воле и Его домостроительству о нас. Это – путь к блаженству. Либерализм же предлагает нам ложное счастье путём ложной свободы. Да не обманемся же мы кажущимся «благом», которое либерализм и вседозволенность предлагают нам. Вне Вечного закона Божиего, совершенной воли Божией, нет ни счастья, ни истинной свободы.

93.  Давайте испытаем нашу совесть, лично и как сообщество, и примем предостережение Папы Льва XIII со всей серьёзностью. Ибо оставив Вечный закон Божий, и не обращая внимания на моральную свободу, мы придём к чистому релятивизму и необходимому возникновению тоталитарных режимов, чтобы удержать порядок и мир.

94.  Естественная свобода не может быть более важной, чем Вечный Божий закон. Она не может быть более важна, чем Истина.

95.  Если мы хотим здоровую, прекрасную и развивающуюся культуру и такое общество, где человеческая свобода будет воистину человеческой, в сердце этой культуры и общества должен находиться Вечный закон Божий. Ибо без Его совершенного Закона и Воли человеческая свобода будут бесконечно преследовать лишь мнимое счастье и мнимое благо, которые оба приведут нас только к скорби и нашему краху.

Tags: