Послание друзьям и благодетелям № 85

еп. Бернар Фелле FSSPX,
Генеральный Настоятель Священнического Братства св. Пия Х

Послание друзьям и благодетелям № 85

Дорогие друзья и благодетели!

С увеличением убийственных атак в Европе и Азии, и кровавых преследований христиан на Среднем Востоке, последние несколько месяце показали нам, как глубоко зашла ситуация в мире в целом. В Церкви последний Синод по семье и грядущее начало Святого Года не перестают порождать оправданное беспокойство. Учитывая эту путаницу, видится полезным для нас проинформировать вас о наших размышлениях, дабы ответить на наши запросы. Нам кажется, что то, что мы представили, сделает возможным более четко прояснить как нам, посвятившим себя традиции, должно реагировать на проблемы, пред лицом которых мы оказались сегодня.

 

1 сентября Папа Франциск решил, по своему собственному почину, дозволить верующим исповедоваться священникам из Братства св. Пия Х во время Святого Года. Как Вы интерпретируете этот жест? Что он значит для Братства?

 

Мы были, в самом деле, удивлены этой акцией Святейшего Отца по случаю Святого Года, поскольку, как и все прочие, узнали об этом из прессы. Позвольте мне воспользоваться образным сравнением. Когда пожар разгорается, все понимают, что у кого есть средства тушения, обязаны постараться потушить его, особенно при недостатке пожарных. И так было на протяжении всех этих пятидесяти лет этого ужасного кризиса, сотрясающего Церковь, а в частности трагической нехватки духовников; наши священник посвятили себя душам кающихся, ссылаясь на случай крайней необходимости, предусмотренный Кодексом Канонического Права.

В силу деяния Папы у нас будет ординарная юрисдикция на протяжении Святого Года. Если говорить, с использованием вышеприведенного образа, нам дали знаки различия пожарных, в то время как нам отказывали в этом статусе на протяжении этих десятилетий. Само по себе это ничего нового не прибавляет ни для Братства, ни для его членов, ни для его верующих. Да, эта ординарная юрисдикция утверждает людей, которые имеют затруднения, или тех, кто по сей день не дерзали сблизиться с нами. Ведь, как мы уже сказали в коммюнике, выражающим благодарность Папе, священники Братства хотят только одного: «иметь в сердце своем усердие в осуществлении с обновленным самопожертвованием своего служения исповедальни, следуя примеру неутомимого рвения, данного всем священникам святым Арсским Настоятелем [св. Иоанн Мария Вианней - Пер.]».

 

По случаю Синода по вопросам семьи Вы послали Святейшему Отцу петицию, а затем и декларацию. Почему?

 

Цель нашей петиции было отметить настолько ясно, насколько возможно, всю серьезность текущего момента, а также решающее влияние его правления на моральные вопросы такой важности. Папа Франциск узнал о наших чувствах 18 сентября, накануне отбытия на Кубу и в США, и проинформировал нас, что он не изменит ничего в католическом учении о браке, в частности о его нерасторжимости. Но мы опасаемся, что на практике нерасторжимым характером брачных уз будут пренебрегать. И это то, что в конце концов случилось. С одной стороны – motu proprio, возвещающее реформу декларирования недействительности брака, с другой стороны – итоговый документ этого Синода. Отсюда и моя декларация, намерением которой было напомнить постоянное учение Церкви по многим пунктам, которые обсуждали и иногда ставили под вопрос на протяжении октября месяца. Я не скрою от вас, что для меня прискорбное зрелище, которое являл собой Синод, было особенно постыдным и соблазнительным более чем по одному пункту.

 

Постыдным и соблазнительным? А почему?

 

Хорошо, ну, к примеру, эта дихотомия между веро- и нравоучением, между возвещением истины и терпимостью ко злу и самым безнравственным ситуациям. Это понятно, что нужно быть милосердным и терпеливым с грешниками, но как же они обратятся, если их греховная ситуация не изобличаема, если они больше ничего не слышат - ни слова о состоянии благодати и его противоположности: состоянии смертного греха, причиняющего смерть душам и ведущего их к адским мукам? Если бы кто-нибудь уразумел бы меру бесконечного оскорбления, которое наносит малейший из смертных грехов чести и святости Бога, то умер бы, поражённый этим! Церковь должна твердо осуждать все грехи, пороки и заблуждения, повреждающие истину евангельскую. Она не должна идти на греховный компромисс со скандальным поведением, которое позволяют себе публичные грешники, посягающие на святость брака. Почему же Церковь более не имеет смелость так говорить?

 

Однако же, были некоторые позитивные инициативы, связанные с этим Синодом, как то книга одиннадцати кардиналов (было продолжено в прошлом году только пятью кардиналами); также творение африканских прелатов, католических юристов, «путеводитель» трех епископов и т. д.

 

Эти хорошие инициативы, которые появились недавно, продвигая защиту католических семей и брака, дают нам проблеск надежды. Это представляет собой спасительную реакцию, даже если некоторые ответы кое в чём оставляют желать лучшего. Давайте понадеемся, что это может быть началом пробуждения в Церкви, которое приведет к исправлению и подлинному обращению.

Прошлой весной еп. А. де Галарета сказал на проповеди в церкви Сен-Николя-де-Шардонне, что Церковь видится в процессе выработки «антител», дабы бороться с уклоняющимися от правого пути предложениями прогрессистов, сделанными по вопросу брака, которые приспосабливаются к существующим нравам, вместо того, чтобы стараться изменит их в соответствии с евангельским учением. А поскольку нравственность по сути своей тесно взаимосвязана с вероучением, это могло бы быть началом возврата Традиции в Церковь. Мы молимся о сем ежедневно!

 

Именно во имя милосердия некоторые прелаты, как например кардинал Каспер, пытаются если не изменить учение Церкви о нерасторжимости брака, то, по крайней мере, смягчить церковную дисциплину по отношению к «второбрачным» разведенным или видоизменить суждение о лицах, сожительствующих в противоестественных союзах. Что же можно сказать об этих так называемых «пастырских исключениях»?

 

Церковь может осуществлять законодательную деятельность, т е. принимать свои законы, которые всего-навсего являются разъяснениями Божеских законов. Но в предметах брака, ныне обсуждаемых, Господь наш уже решил вопрос весьма ясно: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6), и сразу за этим: «женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19, 9). Поэтому Церкви остается делать лишь одно: рассказывать верующим о Божественном Законе и применять его в церковных законах. Ни в коем случае Церковь не может от него отступить; это было бы провалом ее миссии, заключающейся в том, чтобы передавать Богооткровенный залог веры. Проще говоря, Церковь может в данном вопросе лишь констатировать, что не было заключено действительного брака, но не может аннулировать или расторгнуть брак, который сам по себе был действительным.

Конечно же, Церковь может ввести дополнительные условия действительности брака, но только в соответствии с Божественным Законом. Поэтому Церковь может констатировать недействительность брака по дефекту канонической формы, но она никогда не может поставить себя выше Божественного Закона, которому сама подчинена. Более того, следует подчеркнуть, что Божественный Закон не знает исключений, ибо он введен не человеками, которые не могут предвидеть всех возможных случаев и должны оставить место исключениям. Бесконечно премудрый Бог предвидел все возможные ситуации, как я писал в петиции Папе: «Божественный Закон, выражение Его извечной любви к человечеству, есть сам по себе высшая милость ко всем периодам истории, всем лицам, всем ситуациям».

 

Не является ли motu proprio от 8 сентября с. г., упрощающее процедуру аннулирования браков, путем к отзыву принципа нерасторжимости брака, поскольку устанавливает легкие канонические возможности для его обхода?

 

Новое motu proprio, регулирующее канонический механизм процесса об аннулировании брака, бесспорно, является ответом на серьезную современную проблему: огромное количество разрушенных семей. Если вы хотите рассмотреть данные дела, предлагая более мягкое решение, поскольку это соответствует Божественному Закону, то очень хорошо! Но в контексте нашего времени, в контексте современного секуляризированного и гедонистического общества и церковных судов, в которых уже творится то, что запрещено, наличествует огромный риск, что motu proprio станет узакониванием существующего непорядка. Последствия могут оказаться гораздо горче рекомендованного лекарства. Я очень сильно боюсь, что один ключевых пунктов Синода может быть решен путем создания «заднего входа», открывающего путь так называемому «католическому разводу», ибо мы стоим пред лицом многочисленных злоупотреблений, особенно в странах, где епископы пронизаны прогрессизмом и субъективизмом, едва ли будучи контролируемы [Римом – Пер.].

 

В ходе Святого Года, который начнется 8 декабря, не будет ли преподноситься милосердие без покаяния или обращения?

 

Это правда, что в существующей атмосфере призыв к милосердию слишком легко пренебрегает необходимым актом обращения, который подразумевает сокрушение о грехах и отвращение ко греху, оскорбляющему Господа. А поэтому я сожалел в последнем «Послании к друзьям и благодетелям № 84», что гондурасский кардинал Марадьяга стал союзником и эхом оной новой духовности, в которой милосердие сфальсифицировано, оторвано от необходимого раскаяния, о котором почти никто не упоминает.

При этом, читая различные тексты, опубликованные в связи со Святым Годом, а особенно юбилейную Буллу, можно увидеть, что основополагающая идея об обращении и сокрушении о грехах ради обретения прощения имеется. Невзирая на ссылки на двусмысленное «милосердие», которое скорее состоит в возвращении человеку его «несравненного достоинства», чем – освящающей благодати, Папа имеет в виду продвижение возврата в Церковь тех, кто ее покинул, и он умножает инициативы по облегчению им доступа к Таинству Покаяния. К сожалению, он не задает себе вопроса, почему столь много людей покинуло Церковь и прекратили практиковать свою веру, и нет ли в этом связи с неким Собором, его «культом человека» и его катастрофическими реформами; протестантизированной и десакрализованной литургией, размягчением нравов и т. д.

 

Итак, могут ли верующие, посвятившие себя традиции, без риска смущения, участвовать в Чрезвычайном Юбилейном Годе, провозглашенном Папой? Особенно, если учесть, что в этот Год Милосердия намерены отметить 50-летие Второго Ватиканского Собора, который как бы разрушил «стены», в которых была заключена Церковь?

 

Вполне естественно, встаёт вопрос о нашем участии в Святом Году. Чтобы решит его, необходимо сделать различение между обстоятельствами, сопутствующими Святому или Юбилейному Году и его сущностью.

Обстоятельства бывают историческими, связанными с великими годовщинами событий из жизни Иисуса, а особенно Его искупительной смерти. Каждые пятьдесят или даже каждые двадцать пять лет Церковь провозглашает Юбилейный Год.

На сей раз Искупление (8 декабря связано с Искуплением, начатым в Пренепорочной Богородице) не является единственным событием, с которым связан Святой Год, им также является Второй Ватиканский Собор. Это шокирует, и мы твердо отвергаем сие, ибо мы не можем радоваться этому событию, а только оплакивать разрушения, которые произвёл Собор, повлекши падение числа призваний, драматичное снижение практики религии, а также утрату веры, которую даже Иоанн Павел II назвал «тихим отступничеством».

Однако и в этом случае остается сущность Святого Года: это исключительный год, во время которого Церковь, по распоряжению Святейшего Отца, у которого есть Власть Ключей, широко открывает свои сокровищницы благодати, чтобы приблизить верующих к Богу, особенно через отпущение грехов и прощения наказаний за грехи. Церковь свершает это через Таинство Покаяния и индульгенции. Эти благодати не изменяются, они всегда те же самые, а распоряжается ими только Церковь – Мистическое Тело Христово.

Можно также отметить, что условия, необходимые для получения юбилейных индульгенций остаются те же самые – исповедь, святое Причастие, молитвы о намерениях Святейшего Отца – речь идет об объективных и традиционных намерениях, а не об его личных. По отношению к этим постоянно присущим условиям нигде нет и речи о принятии соборных новшеств.

По крайней мере, когда архиепископ Лефевр поехал со всей эконской семинарией в Рим в 1975-м Святом Году, речь не шла о праздновании 10-летия Собора, хотя Павел VI и упоминал об этом в Булле об индикте. Но это был случай проявить нашу римскость, нашу привязанность к Апостольскому Престолу, к Папе, который – как преемник св. ап. Петра – обладает Властью Ключей.

Итак, по примеру нашего достопочтенного основателя, во время текущего Юбилейного Года давайте сосредоточимся на его сущности, то есть на покаянии с целью сподобиться милосердия Божия при посредничестве Его единственной Церкви, невзирая на обстоятельства, которые некие считали необходимыми для празднования оного Года, как это уже было в 1975-м и снова в 2000-м году.

Можно было бы сравнить эти два элемента, сущность и обстоятельства, с содержимым и обволакивающей его упаковкой. Было бы вредно отвергать благодать, присущую Юбилейному Году, из-за того что ее преподносят в неподобающей упаковке, как будто бы упаковка изменяет содержимое и как будто бы Церковь больше не имеет в своем распоряжении милостей, присущих Юбилейному Году из-за ущерба, нанесенного Вторым Ватиканским Собором. Но Церковь была рождена не пятьдесят лет назад! И посредством благодати Христа, Который «вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13, 8), она остается и будет оставаться той же, невзирая на то, что Собор открылся постоянно изменчивому миру.

 

В нескольких предыдущих заявлениях Вы, как кажется, подчеркивали важность столетней годовщины Фатимы, побуждая верующих готовится к ней уже сейчас. Почему?

 

В виду вышеупомянутых в этом послании перспектив и чтобы подчеркнуть срочную необходимость обращения, мы подумали о том, чтобы соединить те дела милосердия для тела и души, о которых нас особо просят в этом году, со столетием фатимских явлений, во время которых Матерь Божия особо настаивала на необходимости обращения самого себя, всего мира, необходимости практики покаяния и молитвы, особенно священного Розария. Моление о Божием милосердии тесно взаимосвязано с фатимскими откровениями: Пресвятая Дева Мария побуждала нас к молитве и покаянию, ибо так, а не иначе мы сподобимся милосердия.

Мне кажется плодотворным соединить эти две наступающих годовщины, делая их двумя годами усилий по приближению как к Пресвятой Деве Марии, так и к Господу Иисусу, как к Непорочному Сердцу Марии, так и к милосердному Святейшему Сердцу Иисуса.

Священническое Братство св. Пия Х организует международное паломничество в Фатиму 19-20 августа 2017 года. Но уже сейчас мы можем и даже должны приготовиться к нему, особенно сейчас, когда католическая нравственность стол серьезно подрывается.

Более чем когда-либо в день 21 ноября, который является для нас великой годовщиной, годовщиной декларации архиепископа Лефевра 1974 г., истинной программы для нашей борьбы за Церковь всех времен, будем сохранять при любых обстоятельствах, независимо от самых различных трудностей, католическую позицию. Будем мылить как нас учит Церковь, будем верны Господу Иисусу, да пребудем при Его Пресвятой Жертве, Его учении, Его примере.

Я вчера читал, что кард. Мюллер, префект Конгрегации вероучения, опасается «протестантизации» Церкви. Он прав. А что представляет собой новая месса, как не протестантизацию Мессы всех времен? И что думать о Папе, который, как и его предшественники, посещает лютеранскую церковь? Когда мы видим как готовятся к пятисотлетию протестантской реформации, как чтима теперь фигура Лютера, хотя он был одним из величайших ересиархов и схизматиков в истории, злостно противящимся Римско-Католической Церкви, то можно спросить, где же тут здравомыслие?

В сущности, архиепископ Лефевр был совершенно прав, когда говорил, что «единственно правильная позиция верности Церкви и католическому учению, ведущая к спасению, это категорический отказ принять Реформу», поскольку между реформой, начатой Вторым Ватиканским Собором, и Лютером есть много общего. И вслед за ним, мы снова повторяем, что «безо всякого смятения, безо всякой злобы, безо всякой горечи, мы продолжаем наше дело подготовки священников под знаменем сияющей звезды извечного Учительства Церкви, пребывая в уверенности, что мы не можем принести иной пользы Святой Католической Церкви, Верховному ее Архипастырю и грядущим поколениям».

Это то, что вы хорошо понимаете, дорогие друзья и благодетели Братства св. Пия Х. Ваши пламенные молитвы, ваша дивная щедрость и постоянная жертвенность является для нас ценной поддержкой. Благодаря вам дело архиеп. Лефевра повсеместно развивается! От всего сердца благодарим вас за это!

Помолимся же Пресвятой Богородице, чтобы Она испросила для вас все милости, в которых вы нуждаетесь. Попросим же благого Бога, дабы Он даровал вам Свои благословения, вам и семьям вашим, чтобы вы приготовились при помощи святого Рождественского Поста к великому празднику Рождества Христова, и чтобы вы посвятили наступающий год, со всеми его радостями и крестами, нашей небесной Матери.

 

В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, 12 ноября 2015 года
† еп. Бернар Фелле