Милосердие: терпеливо переносить надоедливых

Отец Маттиас Гаудрон

 

«Надоедливыми» являются те люди, которые каким-то образом «становятся для нас в тягость», будь то из-за их навязчивости, бестактности или плохих манер, будь то всего лишь из-за иного характера и не приходящиеся нам по душе.

 

Итак, речь идёт не о друзьях, а о людях, чьего присутствия мы хотели бы избегать, потому что общение с ними для нас утомительно и не приносит радости. Именно поэтому по отношению к ним необходима сверхприродная любовь и именно милосердие, так как часто у таких людей мало друзей, потому что другим они тоже в тягость.

 

В Евангелии мы читаем, что Сам Христос один раз застонал под бременем постоянного пребывания среди людей, которые не понимали Его глубочайшие намерения и мечтали лишь о земном царстве мессии, которое они от Него ожидали: «О, род неверный развращённый! Доколе буду с вами и буду терпеть вас?» (Лк 9, 41). К их числу относились и некоторые апостолы, ставшие просвещёнными духовными мужами лишь после схождения Святого Духа на Пятидесятницу. Несмотря на это, Иисус бережно заботился о людях, которые Его окружали и толпились вокруг Него, уча их и исцеляя от болезней.

 

По сути говоря, в этом деле милосердия нуждается любое достойное человека общество, так как везде, где люди живут совместно, друг с другом сталкиваются личности с различными характерами и большими или меньшими слабостями. Всё это приводит к распрям. Если в таком случае нет желания упражняться в терпении, более слабых будут оттеснять, высмеивать и издеваться над ними. Поэтому св. Бенедикт в своём монашеском уставе напоминает: «Телесные слабости и слабости характера друг друга они должны переносить с великим терпением» (72, 5), и это также является смыслом настоятельных просьб св. Павла: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал 6, 2).

 

Необходимость терпения

Терпение – это вторичная добродетель, подчинённая добродетели мужества. В этом деле милосердия речь идёт не о том, чтобы переносить надоедливые личности, потому что у нас нет мужества сказать что-то против них. Поэтому терпение – это не слабость, но напротив оно требует мужества, потому что здесь необходимо преодолевать собственное нежелание и переносить что-то неприятное. Мотивом к действию должна быть христианская любовь. Она даже в неприятном человеке видит брата или сестру, за которого умер Спаситель и который призван достичь той же цели, что и мы сами.

 

Несколько примеров

Некоторые святые исполняли это дело милосердия в героической степени. Так, святой настоятель из Арса, Иоанн Мария Вианней, десятилетия переносил суету многих паломников вокруг своей персоны, которые тратили его время своей болтовнёй, разрезали его сутану и комжу в целях обретения реликвий или даже пытались вырывать ему волосы. Некоторые люди, наблюдавшие подобные сцены, с негодованием кричали ему: ««Отец настоятель, пошли-те ка Вы их подальше…, на Вашем месте я бы уже пришёл в бешенство». «О, мой Боже», – отвечал святой, «уже 36 лет как я нахожусь в Арсе и ещё никогда не разгневался; теперь же я слишком стар, чтобы начать это делать». …Настоятель Кафедрального собора Гренобля, отец Герин, … часами наблюдал за тем, как отец Иоанн Мария Вианней, окружённый толпой людей и загнанный ими, оставался добрым и терпеливым».[i] Лишь очень внимательные наблюдатели иногда могли заметить по его чрезмерно напряжённым рукам, как сильно порой это терпение изнуряло его. К тому же, в течение восьми лет он терпел своего викария, который, хотя и был на 20 лет младше отца Вианнея и принимал от него финансовую поддержку для своей учёбы, обходился со своим начальником, как будто он был его опекуном. Хотя Раймонд и не был плохим священником, ему не хватало такта и здоровой рассудительности. Дело доходило до таких неприятных сцен, что даже бюргомистр Арса и сотрудники настоятеля настоятельно просили его подать епископу заявление на перевод отца Раймонда в другое место. Несмотря на это, настоятель Иоанн Мария при любой возможности называл своего викария «дорогой Раймонд», и когда однажды всё же удалось добиться от него согласия попросить о переводе отца Раймонда, спустя некоторое время он отозвал свою просьбу.

 

Святая Тереза Младенца Иисуса замечала, что в её монастыре по отношению к некоторым сёстрам обходились лишь минимумом вежливости, в остальном же старались избегать их общества. Она решила своё свободное время проводить с этими сёстрами.[ii] Об одной из них она писала: «В нашем монастыре есть одна сестра, у которой есть талант во всём не нравиться мне. Её манеры, слова, характер кажутся мне очень неприятными. Тем не менее, она – святая монахиня, которая, несомненно, нравится Богу. Поэтому я не хотела поддаваться естественной антипатии, которую я испытывала. Я говорила себе, что любовь не должна состоять в чувствах, она должна выражаться во внешних делах». Поэтому она прикладывала усилия делать для этой сестры то, что она сделала бы для самого приятного ей человека. «Каждый раз, когда я встречала её, я молилась за неё Господу Богу и называла Ему все добродетели и заслуги этой сестры. Я чувствовала, что Иисусу это доставляло радость, потому что нет такого мастера, который бы не принимал с удовольствием хвалу за свои произведения. …Я довольствовалась тем, что молилась за сестёр, которые были причиной моей столь частой духовной борьбы. Я старалась им всегда услужить, и даже когда я впадала в искушение отвечать им с недовольством, я ограничивалась самой доброжелательной улыбкой и старалась изменить тему разговора, так как в Последовании за Христом говорится: «Лучше оставить каждого при своём мнении, чем тратить много времени на возражения». Часто, когда я вне рекреации (я имею в виду во время рабочего времени) должна была делать совместную работу с этой сестрой, и когда моя внутренняя борьба становилась слишком интенсивной, я убегала оттуда как дезертир. Так как она не имела никакого представления о том, что я испытывала по отношению к ней, она никогда не имела подозрения о причине моего поведения и оставалась убеждённой, что мне нравится её характер. Однажды во время рекреации она сказала мне с очень довольным видом примерно следующие слова: «Сестра Тереза Младенца Иисуса, что притягивает Вас так ко мне? Каждый раз, когда Вы на меня смотрите, я вижу, как Вы улыбаетесь». Ах! Что меня так притягивало, был Иисус, сокрытый в глубине её души… Иисус, делающий самое горькое сладким… Я отвечала ей, что я улыбаюсь, потому что рада видеть её (разумеется, я не уточняла, что это относится только к духовной стороне вопроса)».[iii]

В отношении этих примеров стоит напомнить, что мы не обязаны во всём подражать святым. Несомненно, разрешается назойливым и бестактным людям иногда указывать на необходимые рамки и необязательно подвергаться их тирании. Но может быть мы могли бы всё-таки время от времени заботиться о людях, которые нам несимпатичны, и дарить им немного нашего времени и оказывать им небольшие услуги. Таким образом, мы действительно будем упражняться в сверхприродной любви.



[i] Фрэнсис Троху, «Святой настоятель из Арса», Штуттгарт, 1928, стр. 592

[ii] Йоханнес 1978, Рукопись С, стр. 259

[iii] Там же, стр. 234 – 236