Католические Правила

 

Католические Правила
некоторые тексты для использования в качестве главных принципов в нынешнем кризисе

Эти цитаты и тексты используются в сочетании c разделом SSPX FAQ.

1. Католическая Церковь имеет божественное происхождение.

«Более того, ради того, чтобы мы могли удовлетворительно выполнить нашу задачу принятия истинной веры и непрестанной жизни в ней, Бог, через Своего единородного Сына, основал Церковь и отметил её явными признаками Своего установления, дабы все могли признать в Ней стража и учителя данного в откровении Слова» (1 Ватиканский Собор, Dz 1793).

2. Католическая Церковь – единственный Ковчег Спасения.

«Католическая Церковь твёрдо верует, исповедует и возвещает, что пребывающие вне её – не только язычники, но также иудеи, еретики и схизматики – не могут стать участниками жизни вечной, но отправятся в «вечный огонь, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф XXV, 41), если только перед концом жизни оные не присоединятся к стаду...» (Флорентийский Собор, Dz 714).

3. Католическая Церковь видима и безупречна.

«То, что Господь Иисус, Господь наш, Князь пастырей и Великий Пастырь, установил во блаженном Апостоле Петре для вечного спасения и неизменного блага Церкви, должно Его же властью всегда осуществляться в Церкви, которая была основана на Камне, и будет существовать до скончания века (1 Ватиканский Собор, Dz 1824 [ср. Dz 1793, выше]).

«Единая истинная Церковь Христова видима для всех и во все времена остается, по воле своего Основателя, такою, какою Он установил ее для спасения всех людей» (ср. Пий XI, Mortalium Animos, §15).

4.  Церковь навеки основана на Петре и его преемниках.

«Если, следовательно, кто-либо говорит, что блаженный Петр имеет преемников своего первенства над Католической Церковью не по установлению Христа и Божию праву или что Папа Римский не является преемником блаженного Петра в этом первенстве, да будет отлучён».

«Если кто-либо говорит, что Папа Римский имеет лишь обязанность контроля или указания , а не полную и верховную юрисдикцию надо всей Церковью не только в том, что касается веры и нравственности, но и в том, что касается порядка и управления Церковью, распространенной по всему миру... да будет отлучён» (I Ватиканский Собор, Dz 1825, 1831).

«Утверждение, что, пусть каждый епископ по отдельности призван подчиняться власти Римских Понтификов, однако епископы, взятые сообща, к этому не обязаны, противоположно истине и находится в очевидном противоречии с божественным установлением Церкви» (Лев XIII, Satis Cognitum).

5. Папа имеет власть только "к созиданию, а не к разорению" (2 Кор XIII, 10) Церкви Христовой.

«Ибо Святой Дух был обещан преемникам Петра не для того, чтобы через Его Откровение они распространяли новое учение, но чтобы с Его помощью они свято хранили и верно излагали Откровение, переданное через Апостолов, то есть depositum fidei, залог веры» ((1 Ватиканский Собор, Dz 1836)

«Что же до этих Таинств, установленных Господом Христом, в течение веков Церковь не изобретала и не могла изобрести иных Таинств, ибо, как учит Тридентский Собор, семь Таинств Нового Завета были все установлены Господом нашим Иисусом Христом, и над «сущностью Таинств», то есть над тем вещами, которым, по свидетельству божественного откровения, Сам Господь Христос определил сохраняться под знаками Таинств, Церковь не имеет никакой власти» (Пий XII, Sacramentum OrdinisDz 2301).

«С какой заботой и с какой пастырской бдительностью Римские Первосвященники, Наши Предшественники, осуществляли миссию, возложенную на них самим Христом Господом в лице Блаженного Петра. Князя Апостолов, и таким образом исполняли свой долг пасти агнцев и овец! Никогда не переставая, чутко питали народ словами веры, насыщали спасительным учением, держали на расстоянии от отравленных пастбищ, вот то, в чем все убеждены и уверены, особенно вы, Достопочтенные Братья. Да, Наши Предшественники воистину проявили себя защитниками и воздаятелями величественной католической религии, истины и справедливости: озабоченные прежде всего спасением душ, они никогда не имели в сердце ничего более как раскрывать и осуждать в своих весьма мудрых Посланиях и Конституциях все ереси и заблуждения, которые, противостоя нашей Божественной Вере, учению Католической Церкви, честности нравов и вечному спасению людей, часто вызывали неистовые бури и плачевным образом порочили Церковь и Град» (Пий IX, Quanta Cura, §1).

6. Учительство Церкви не может изменяться.

«Откровение, являющееся предметом католической веры, не было завершено с Апостолами» (убеждение, осуждённое в Lamentabili 21, Св. Пия X, Dz 2021).

 

«Далее, согласно божественной и католической вере, необходимо веровать, как в открытые божественно, во все те вещи, которые содержатся в письменном слове Божьем и в Предании, и в те, которые утверждает Церковь - либо торжественным провозглашением, либо Её ординарной и вселенской учительской властью...»

«..А также, поэтому, что должно всегда держаться того понимания Её священных догм, которое единожды провозгласила Святая Матерь Церковь; и что никогда не должно произойти отступления от этого значения под лицемерным поводом более глубокого понимания...»

«Определения, данные Римским Понтификом, неизменны сами по себе, а не с согласия Церкви» (1 Ватиканский Собор, Dz 1792, 1800, 1839).

7. Протестанты и иные некатолики не имеют веры.

«Ныне ясно, что те, кто придерживаются учения Церкви как безошибочного правила, соглашаются со всем, чему учит Церковь; если же, наоборот, из тех вещей, что учит Церковь, некто придерживается того, что выбирает держаться он сам, и отвергает то, что желает отвергать, он уже держится не учения Церкви, но собственной воли [...] Поэтому ясно, что подобный еретик, держащийся одного положения, не имеет веры во все остальные, а имеет только нечто вроде мнения, находящегося с согласии с его собственной волей» (Св. Фома Аквинский, Сумма Теологии, II-II, Q.5, A.3).

8. Человеческий закон упорядочен по отношению к божественному.

«Также и свобода тех, кто стоит у власти, состоит не в праве по своему капризу налагать неразумные бремена на своих подданных... но связывающая сила человеческих законов - в том, что они должны считаться подзаконными актами вечного закона и не могут санкционировать что-либо, не содержащееся в вечном законе как в начале и принципе всякого закона» (Лев XIII, Libertas §10).

9. Дурные законы не обязуют.

«Если же кто-либо, стоящий у власти, предписывает нечто, не соответствующее принципам верного разума и, следовательно, вредное для общего блага, подобное предписание не может иметь обязывающей силы закона, не будучи правилом справедливости, а, несомненно, уводящим людей прочь от того блага, которое является самой целью гражданского общества»...

«Но там, где власть управления неполноценна, или где вводятся правила, противоречащие разуму, или естественному закону, или какому-либо установлению Бога, там повиновение незаконно, ибо, покоряясь человеку, мы были бы непокорны пред Богом». (Лев XIII, Libertas §10, 13).

10. В определённых обстоятельствах не обязуют церковные законы.

А) В сомнительных случаях: «При наличии сомнения в законе, законы не имеют принудительной силы, в том числе и лишающие юридической действительности либо дееспособности ...» (Кодекс Канонического Права 1917, канон 15; Кодекс Канонического Права, канон 1983, канон 14).

Б) Ретроактивно: «Закон учреждается при его обнародовании» (Кодекс Канонического Права 1917, канон 8, §1 [ср. канон 17, §2];  Кодекс Канонического Права, канон 1983, §7 [ср. Канон 16, §2]).

В) В случае невозможности соблюсти их, физической или нравственной: «Ни один позитивный закон не принуждает к исполнению в случае серьёзного препятствия» – таков принцип моральной теологии (ср. Кодекс Канонического Права 1917, канон 2205, §2, и Кодекс Канонического Права 1983, канон 1323, §40). Подобное серьёзное препятствие несомненно наличествует, когда соблюдение закона приносит вред душам, а «спасение душ должно быть высшим законом Церкви» (Кодекс Канонического Права 1983, канон 1752).

11. Сущность Мессы – не трапеза.

«Если кто скажет, что в Мессе Богу не воздаётся истинное и настоящее Жертвоприношение, или что акт жертвоприношения не является чем-либо иным кроме подавания нам в пищу Христа, да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 948).

12. МЕССА – ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ГОЛГОФЫ (а не только изложение Тайной Вечери, которая сама по себе была только предварением Голгофы).

«Посему Он, наш Господь и Бог, хотя и собирался единожды предложить себя Богу Отцу на алтаре Креста... тем не менее, чтобы Его священническое служение не завершилось с Его смертью, на последней Вечере, в ту ночь, когда был предан, чтобы оставить Его возлюбленной Церкви видимое жертвоприношение (как того требует природа человека), в котором была бы представлена Его кровавая жертва, единожды совершённая на Кресте, и чтобы память о ней оставалась вплоть до конца мира... принёс Богу Отцу Своё собственное Тело и Свою Кровь под видами хлеба и вина... (Тридентский Собор, Dz 950).

13. Месса – не собрание сообщества.

«Если кто скажет, что Мессы, на которых лишь один священник причащается Святых Тайн, недопустимы и потому должны быть отменены, да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 955, ср. Правило 14).

14. Молитвы Мессы устремлены не к людям, но к Богу.

«Если кто скажет, что чин Римской Церкви, согласно которому часть Канона и тайноустановительные слова произносятся тихо, должен быть осуждён... да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 956).

15. Святое Причастие под двумя видами не необходимо для мирян.

«Если кто отрицает, что Христос целиком присутствует в почтенном Таинстве Евхаристии под каждым видом и в каждой части обоих из видов... да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 885).

 «Если кто скажет, что святая Католическая Церковь не имела справедливых причин и поводов решить давать причастие лишь под видом хлеба мирянам - и даже клирикам, когда те не служат - или что она ошиблась в этом, да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 935).

16. Пресвятое Таинство – это наш Бог, и его должно почитать.

«Если кто скажет, что в святом Таинстве Евхаристии единородный Сын Божий не должен быть почитаем, даже внешним образом, почитанием поклонения... да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 888).

17. В Пресвятом Таинстве присутствует целый Христос под видами хлеба и вина.

«Если кто отрицает, что в Таинстве пресвятой Евхаристии истинно, действительно и сущностно присутствуют Тело и Кровь совместно с душой и божеством Господа нашего Иисуса Христа и поэтому – Христос целиком, но скажет, что Он пристутствует там лишь как знак, или образ, или сила, да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 883).

18. Католическое священство имеет божественное происхождение.

«Если кто скажет, что этими словами: «Сие творите в Моё воспоминание» (Лк XXII, 19; 1 Кор XI, 24) Христос не поставил Апостолов священниками, или что не дал им и другим священникам власть предлагать в жертву Его собственные Тело и Кровь, да будет отлучён» (Тридентский Собор, Dz 949).

19. Традиционная Римская Месса остаётся в силе благодаря Quo Primum.

«А также признаем, что этот Служебник при пении или чтении Мессы в какой-либо церкви может свободно и законно использоваться, безо всякого смущения совести или опасения подпасть под какое-либо наказание, осуждение или презрение, и Апостольской властью сим актом позволяем и разрешаем это навечно. Никакие предстоятели, администраторы, каноники, капелланы и кто-либо еще из белого, как-либо титулованного, или черного духовенства не должны быть принуждаемы к служению иной, нежели Нами установлена, Литургии. Подобным образом, повелеваем, что никто не может быть склоняем или принуждаем к изменению этого Служебника, а сие послание никогда не может быть отменено или пересмотрено, но действует вечно и всегда будет иметь силу закона» (Св. Пий V, Quo Primum).

Также - как незапямятный обычай: «обычай, действующий вопреки закону или помимо него, отменяется противоположным обычаем или законом; однако, если закон не содержит прямого упоминания о вековых и незапамятных обычаях, то он их не отменяет, как и универсальный закон не отменяет партикулярных обычаев. (Кодекс Канонического Права 1917, канон 30, Кодекс Канонического Права 1983, канон 28).

А также поскольку Novus Ordo Missae – не вариант для верных католиков: см. сопутствующее Критическое исследование, работу группы избранных епископов, теологов, литургистов и духовных пастырей. Несмотря на свою краткость, работа весьма ясно показывает, что Novus Ordo Missae – что касается новых элементов, которые открыты широко разнящимся интерпретациям (которые подразумеваются) – являет, как в целом, так и в частностях, разящее отступление от католической теологии Мессы, как она была сформулирована на 22 Сессии Тридентского Собора. «Каноны обряда, строго закреплённые в то время, воздвигали непреодолимый барьер против всякой ереси, которая могла бы напасть на целостность Тайны» (кардиналы Оттавиани и Баччи, Краткое критическое исследование Нового чина Мессы, стр. 27).

«Отбросить литургическую традицию, которая в течение четырёх столетий возвышалась знаком и залогом единства в поклонении, и заменить это иной литургией, которая из-за бесчисленных свобод, которые она имплицитно дозволяет, может быть только лишь знаком разделения – литургией, которая изобилует намёками или явными ошибками против целостности католической веры – это, мы чувствуем себя обязанными в полном осознании провозгласить, неизмеримая ошибка (кардиналы Оттавиани и Баччи, Краткое критическое исследование Нового чина Мессы, стр. 55).