Для чего нам так нужен Розарий?

Д. Э. Пучкин

Для чего нам так нужен Розарий?

 

 

            У нас, в России, многие католики перешли в католичество из других христианских вероисповеданий. Многие из нас привыкли к мысли, что можно быть христианином и не читать Розарий. Очень трудно бывшему православному или протестанту привыкнуть к мысли, что Розарий так нужен и важен в духовной жизни… Я пишу эту статью в расчете на католического читателя,  поэтому не стану напоминать элементарных сведений об этой форме благочестия, содержащихся во всяком католическом молитвеннике (что такое Розарий, какие бывают тайны, как пользоваться четками…). Кто этого не знает, может легко найти соответствующие сведения в любом католическом молитвеннике, а также на католических web-сайтах в сети Интернет. Советы часто, даже ежедневно читать молитву священного Розария давали множество католических святых, множество Римских Пап, множество благочестивых авторов… Цитаты из них могли бы безмерно раздуть объем данной статьи. Поэтому я напомню только одно – призыв к ЕЖЕДНЕВНОМУ чтению Розария прозвучал в частных откровениях, данных Пресвятой Богородицей в Фатиме. И там же, в Фатиме, были сказаны знаменитые слова о важности обращения России. Это обстоятельство делает всё вышесказанное крайне актуальным и важным для нас – русских католиков (в каком бы из всевозможных смыслов ни понимать прилагательное «русские» в данном словосочетании: «жители России» ли, «этнические великороссы» ли, «русскоязычные русскокультурные люди различных национальностей и гражданства» ли, «восточные славяне» ли и т. д.). Замечу к своему величайшему стыду и позору, что сам автор данных строк пробудился к частому чтению Розария не так уж давно, что при моем-то знании теории вопроса просто грешно (вот, нет мне оправдания в неведении, как у некоторых из вас!). И на этом, пожалуй, мы закончим общие рассуждения. Дальнейший разбор темы мы поведем в виде рассмотрения конкретных искушений, мешающих приучиться к частому чтению священного Розария, и предложим врачество от них.

 

Искушение 1. «Розарий – благочестие для простолюдинов и глупых баб, а я – интеллигент и больше люблю читать Часослов (Breviarium)».

 

Во-первых, совершенно неправильно думать, будто особое почитание Богородицы – характерная черта только лишь женского благочестия. Величайшие святые, распространявшие Мариинское благочестие, были именно мужчины. Достаточно назвать таких рыцарей небесной Прекрасной Дамы как св. Иоанн Дамаскин, св. Доминик, св. Людовик Мария Гриньон де Монфор, св. Максимилиан Мария Кольбе и многих других, чтобы убедиться в полной абсурдности изобличаемого заблуждения.

Во-вторых, чтение Часослова предписано только лицам духовного звания и монашествующим (см.: ККП 1917, кан. 135, 592; ККП 1983, кан. 276 § 2, п. 3; 1174 § 1), мiрянам же это лишь разрешено и рекомендовано (см.: Пий XII, Энц. «Mediator Dei»; ККП 1983, кан. 1174 § 2). В то время как призыв читать Розарий всегда адресовался всем католикам вообще, безо всякого исключения! Между прочим, многие весьма образованные священники очень ревностны в чтении Розария, так что Розарий и Часослов ни в коем случае нельзя противопоставлять друг другу. Да, в Средние века Розарий заменял Часослов для малограмотной части монахов, но сие никак не означает маловажности данной формы благочестия, которая имеет самостоятельную ценность, для образованных верующих.

В-третьих, именно образованные люди могут поднять чтение Розария на уровень недосягаемый для невежественных – следя за культурой речи при чтении молитв вслух, придумывая возвышенные размышления над тайнами Розария, исполненные богословской и философской глубины, молясь Пресвятой Деве о процветании наук и искусств и т. п. Кроме того, чтение молитвы, доступной любой бабке, приучает образованных людей к смирению, врачует от гордыни (см. Пий XI, Энц. «Ingravescentibus malis»). В прошлом имело место такое злоупотребление, что малограмотные люди громко читали Розарий во время Святой Мессы, мешая верующим сосредоточиться на происходящем в алтаре, но ныне оно, слава Богу, почти совершенно исчезло с лица земли. Нет его теперь и у нас, в традиционалистской среде.

 

Искушение 2. «Многие святые в древности, а на Востоке и в более поздние времена, знать ничего не знали о Розарии, и ничего, спаслись же».

 

Кто же вы такие, что равняете себя с великими святыми, смогшими совершить такое трудное дело – спастись без помощи Розария? Таким грешникам как мы Господь даровал такую великую помощь в виде столь прекрасной молитвы, что ей никак нельзя пренебрегать, это – гордыня. Кроме того, в новейшее время очень многие католические святые были известны своим пламенным рвением к чтению Розария, нам надлежит следовать именно их великому примеру, данному по воле Божией для наших дней. Помните, что настоящий святой не знает сам о себе, что он святой, но считает себя, как это делал св. ап. Павел, великим грешником! (см. I Тим. 1, 15–16).

 

Искушение 3. «Розарий, может быть, и хорошая молитва, но что вы пристали с призывами читать ее ежедневно?»

 

Хорошую молитву хорошо читать ежедневно, дабы стяжать многочисленные Божии милости. И «пристал» не я лично, а великое множество святых, призывавших к ежедневному чтению Розария, за коими мы должны смиренно следовать. Большинству из нас будут недоступны высшие степени совершенства, достигнутые некоторыми великими святыми. Розарий – одна из самых простых форм достижения освящения и приобщения души к богомыслию. Он сочетает в себе устную и мысленную, «умную» молитву. Розарий изгоняет греховные помыслы, он избавляет, благодаря дарованным за него индульгенциям, от кар чистилища за наши многие прегрешения. Ежедневное чтение Розария приучает к духовной дисциплине. Кроме того, позволю себе заподозрить, что кто не любит Розария, тот, в большинстве случаев, и к другим формам молитвы не очень прилежен. Если вы не любите Розария, любите ли вы вообще молиться?

 

Искушение 4. «Розарий отвлекает меня от чтения слова Божия – Библии и от размышления о нем».

 

Библию полезнее читать не так, как читают светскую книгу, а неторопливо, размышляя над ее короткими отрывками. В древней монастырской молитвенной практике часто практиковалось частое медитативное повторение, мысленно или вслух, какого-нибудь краткого отрывка, даже одного стиха из Писания (напр., Пс. 69, 2). А теперь вдумаемся, какие молитвы составляют костяк Розария? Молитва Господня и Ангельское приветствие. Обе молитвы суть библейские тексты: «Отче наш…» – всецело (см. Мф. 6, 9–13; Лк. 11, 2–4), а «Радуйся, Мария…» – в первой ее части (см. Лк. 1, 28. 42; вставка же имен «Мария» и «Иисус» явно навеяна Лк. 1, 30–31). Для сравнения укажем, что в восточной «молитве Иисусовой» библейские мотивы прослеживаются гораздо слабее, увы, тут можно усмотреть только косвенное влияние библейских цитат (см. Пс. 50, 3; Мк. 10, 47–48; Лк. 17, 13; 18, 13 и параллельные места). В размышлениях о тайнах Розария также можно использовать тексты из Священного Писания (к примеру, в размышлениях о скорбных тайнах бывают очень полезны тексты об уничижении «Раба Яхве» из книги пророка Исаии [см. Ис. 52, 13–53, 12]). 150 «Радуйся, Мария…» полного Розария (тайны радостные, скорбные и славные) символизируют 150 псалмов Давида, за что Розарий и звался в Средние века «псалтырью». Как и всякая христианская, церковная молитва, Розарий насквозь проникнут библейской образностью.  В тайнах священного Розария мы размышляем о жизни Богородицы и Спасителя, дабы извлечь из сего душеполезный плод, познать спасительные истины. А потому Папа Пий XII в Послании Philipinas Insulas назвал Розарий, как это делали ранее ряд его предшественников, «кратким синтезом всего Евангелия» [totius evangelii breviarium]. То же самое подчеркнул и Папа Павел VI: «Именно из Евангелия извлекаются возвещаемые в нем тайны и основные молитвы. Кроме того, созерцая ангельское приветствие и благоговейное смирение Марии, верующие имеют в Евангелии образец благочестивого чтения священного Розария. Наконец, соответствующим образом повторяемое ангельское приветствие служит размышлению над одной из главных евангельских тайн, а именно Воплощения Слова, причём созерцаемой в исключительно важный момент, когда Ангел благовествует Марии» (Павел VI, Ап. Наст. «Marialis cultus», n. 44)  Конечно же, Розарий следует читать вдумчиво и неторопливо. Ясно, что библейский символизм Розария (150 «Радуйся, Мария…» по числу псалмов) делает для нас совершенно неприемлемым введение так называемых «светлых тайн» (тогда полное число ангельских приветствий становиться 200, что очевидно не равно 150!). Слава Богу, что Папа Иоанн Павел II, придумавший пресловутые «светлые тайны», не стал навязывать их как что-то обязательное, признав право желающих того на чтение традиционной схемы Розария: «Это указание [о введении светлых тайн] ни в коей мере не должно ограничивать соответствующую свободу в индивидуальных либо общинных размышлениях» (Иоанн Павел II, Ап. Посл. «Rosarium Virginis Mariae», n. 38).

 

Искушение 5. «Розарий это что-то позднейшее и западное, так что русскому человеку, перешедшему из православия, трудно к этому привыкнуть».

 

Это искушение могло придти в голову только человеку не знающему ни истории Розария, ни восточного благочестия. Несколько повредило тут распространенное мнение, будто Розарий был создан св. Домиником (XIII в.). Св. Доминик и впрямь сделал многое для сохранения и распространения Розария, но Розарий существовал ранее (пусть и не всегда так назывался) и развивался позже. Автор данных строк внимательно читал описание явления Богородицы св. Доминику (см.: св. Людовик Мария Гриньон де Монфор, «Тайна Розария», ч. I, роза 2), Пресвятая Дева Мария не рассказывала, как читать Розарий (она называла его «псалтырью» – см. наш ответ на 4-е искушение), но лишь призывала проповедовать его чтение (т. е. речь шла об уже существующем молитвенном правиле!). Сам св. Людовик Мария Гриньон де Монфор осторожно говорит, что в 1214 г. Розарий возник «в нынешней форме», но и это не вполне точно. Сама идея «Богородичного правила» или «Богородичной псалтыри», т. е. чтения 150-ти (по числу псалмов Давида) «Радуйся, Мария…» или «Богородице-Дево, радуйся…» – очень древняя, она восходит к VIII в., и была известна и на Западе, и на Востоке. «Богородичное правило», очень похожее на западный Розарий, имеется и в православном благочестии, хоть, увы, и не так известно в народе. (У старообрядцев зовется «Богородичной лестовкой».) Весьма прилежен к оному был св. Серафим Саровский (XIX в.), старавшийся возродить и распространить чтение Богородичного правила в России. Увы, в отличие от св. Доминика, он не достиг таких успехов. Если в католической среде о Розарии знает всяк без исключения, даже люди малосведущие в богословских вопросах, а потребные для чтения Розария четки непременно имеются у каждого практикующего католика, то среди православных можно найти немало людей никогда даже не слыхавших о Богородичном правиле и тем паче не собирающихся часто совершать его. Подробное описание этого молитвенного правила можно найти в творениях православного епископа Серафима (Звездинского), принявшего в мрачные годы сталинского правления мученический венец за исповедание веры в Иисуса Христа. Перечень тайн для размышления там несколько отличается от привычного для нас. Да, западный Розарий развивался, в том числе и после св. Доминика – общепринятая ныне форма Розария (структура тайн) была утверждена посланием Папы св. Пия V «Consueverunt Romani Pontifices» (1569 г.). Обычай начинать Розарий с крестного знамения и апостольского Символа веры утвердился совсем поздно – еще в XVII в. св. Людовик Мария Гриньон де Монфор рекомендует начинать Розарий с гимна Veni Creator (см.: св. Людовик Мария Гриньон де Монфор, «Тайна Розария», ч. II, роза 50), а кое-где иногда и сейчас его начинают со стиха из Псалма: «Поспеши, Боже, избавить меня, поспеши, Господи, на помощь мне» (Пс. 69, 2). Но основная идея Розария (Богородичного правила) – древняя и общехристианская, про нее уж никак нельзя сказать, будто она чужда христианскому Востоку. Что же касается католиков восточного обряда, то в их среде исторически сложилось читать Розарий по современной западной схеме, только заменяя «Ave Maria» на «Богородице-Дево, радуйся…». Это – нормально, ведь именно Запад спас Розарий от забвения и обогатил полезными методиками, а греко-католикам следует молитвенно переживать свое единство с Римом и братьями по вере латинского обряда (слово unio, в коем, вопреки бытующему среди некоторых украинских греко-католиков предрассудку, нет ничего оскорбительного, обозначает по-латыни «единство», подразумевается «с Папой»). При этом древняя основа Богородичного правила остается неприкосновенной. Желание некоторых деятелей искоренить Розарий среди греко-католиков (как якобы «проявление латинизации») есть проявление вопиющего невежества в истории восточного благочестия, преступного пренебрежения к почитанию нашей Матушки-Заступницы – Пресвятой Богородицы. Что же касается католиков латинского обряда, составляющих большинство среди католиков в Российской Федерации и Республике Беларусь, то для них усердие к чтению Розария вообще должно быть чем-то само собой разумеющимся. Тот факт, что после Второго Ватиканского Собора рвение к чтению Розария выжило в основном у, увы, малочисленных традиционалистов, а также в странах Восточной Европы, где новый обряд консервативен – страшное знамение времени. Упадок интереса к Розарию – гибель для подлинно католического благочестия. Еще раз повторимся – призыв к ежедневному чтению Розария и высказывание о важности обращения России позвучали из уст Богородицы в одном и том же месте – в Фатиме. Пока католики в России и на Западе не будут иметь достаточного рвения к чтению Розария, они не смогут вымолить обращения России, доколе не исправятся.

 

Искушение 6. «Розарий слишком обращен к Марии, а я бы хотел больше молиться Иисусу Христу».

 

Искушение типичное для бывших протестантов и для радикально обновленческой среды в католичестве. Следует понимать, что всякое Мариинское благочестие направлено к тому, чтобы с помощью Матери всё более приближаться к Ее Божественному Сыну – через Марию к Иисусу. Тем, кто не чувствует христологического измерения Розария, можно дать простейший практический совет: читая на Розарии «Радуйся, Мария…», задерживайте внимание на имени «Иисус». В восточном обряде, при чтении «Богородице-Дево, радуйся…», ту же роль может сыграть слово «Спас», т. е. «Спаситель» в заключительной фразе молитвы. Ведь имя «Иисус» обозначает «Яхве спасает» (в старых популярных книжках его так и переводили – «Спаситель»). Недаром немецкий автор Райнер Шершель сказал, что «Розарий – молитва Иисусова Запада» [Der Rosenkranz – das Jesusgebet des Westens]. Никто не запрещает вам помимо обычного богородичного Розария интересоваться и другими формами благочестия (напр. Розарием Имени Иисусову, приписываемым св. Екатерине Сиенской, или же восточной «молитвой Иисусовой»). Мы еще вернемся к этому вопросу в заключительной части нашей статьи.

 

Искушение 7. «Розарий скушен и непосилен».

 

Всякая молитва будет казаться, по наущенью дьявольскому, скучной и непосильной, если ее читать бездумно, невнимательно и без любви. Человеку, который долго пренебрегал молитвой, а затем опомнился и начал молиться, не следует сразу же брать на себя непосильно длинного молитвенного правила. Итак, немощным можно начинать с двух-трех, а кому-то даже и с одного десятка, чтобы затем постепенно приохотить себя к чтению всё большего их количества. В любом случае, обычная практика – чтение одного венчика из пяти десятков, редко кто вычитывает сразу весь Розарий из 15 тайн (данный подвиг мы никак не рекомендуем малоподготовленным людям!). Посвященный Розарию месяц октябрь, а особенно 7 октября – праздник Пресвятой Девы Марии Розария, является хорошим временем для поднятия ранее недостаточного рвения к Розарию. Только важно не забросить четки в ноябре далеко на полку, а продолжать ревностно читать священный Розарий весь год. Вдумчивое и неторопливое повторение одного и того же является полезнейшей формой углубленного размышления, а вовсе не нуднятиной. Нуднятиной Розарий кажется тем, кто игнорирует его медитативную сторону (см.: Пий XI, Энц. «Ingravescentibus malis»). Это, между прочим, всякой молитвы касается, а не только Розария (см. написанное о четвертом искушении). Время читать Розарий всегда найдется. Вот, к примеру, едучи в метро или автобусе, мы занимаем голову всякой мысленной чепухой, читаем развлекательную книгу или играем в электронную игрушку на ноутбуке или мобильном телефоне… А если, вместо этого, найти время для молитвы вообще и для Розария в частности? Читать Розарий можно в любой позе, кроме лежачей (а больному и лежа). Сядьте поудобнее, возьмите четки и читайте. Можно читать Розарий и на ходу, напр., гуляя по парку. Где неблагоразумно читать обычным голосом (светские общественные места), читайте шепотом. Если есть опасность издевательств или нападок, спрячьте руку с четками в кармане. Не пренебрегайте четками: на то есть много причин. Хотя бы то, что на пальцах вы легко можете сбиться с правильного счета молитв. Не торопитесь: есть такая горькая шутка, когда поспешно прочитанный Розарий назван «пулеметным Розарием». Ну не выстреливайте вы, ради Бога, свои «авемарии» с такой жуткой скоростью! И помните: лучше хорошо прочесть меньше десятков, чем плохо больше; и лучше хоть как-то читать Розарий, чем совсем никак не читать оного.

 

***

 

Св. Людовик Мария Гриньон де Монфор замечает, приводя богословские основания для ревностного почитания Пресвятой Девы Марии: 1) «Одна только Пречистая Дева Мария обрела благодать у Бога и для Себя, и для каждого отдельного человека. Патриархи и Пророки, все святые ветхого закона не смогли обрести этой благодати» (св. Людовик Мария Гриньон де Монфор, «Тайна Пресвятой Богородицы» [пер. М. Н. Гаврилова], n. 7); 2) «Она дала бытие и жизнь Виновнику всякой благодати, а потому Она и называется Матерью благодати» (Там же, n. 8); 3) «Бог Отец, от Которого, как из основного Источника, исходит всяческая благодать, даровав Ей Своего Сына, даровал Ей, вместе с тем, все Свои благодатные дары; таким образом, как говорит святой Бернард, воля Божия дана Ей в Нем и с Ним» (Там же, n. 9); 4) «Бог избрал Ее хранительницей, управительницей и распорядительницей всех Своих благодатных даров. Таким образом, всякая благодать, всякий благодатный дар проходит через Ее Пречистые Руки; и, по полученной Ею власти, следуя св. Бернардину, Она подает, кому Она хочет, когда Она хочет и поскольку Она хочет благодатные дары Предвечного Отца, добродетели Иисуса Христа и Дары Духа Святого» (Там же, n. 10). Итак, всякая помощь свыше, подаваемая от Бога, будь то в духовной жизни или же в мiрских делах, подаётся только через Марию и всецело зависит от Нее. «Умаляет» ли это Всевышнего Бога? Никак! «Я признаю вместе со Святой Церковью, что Мария, будучи чистейшим творением Господа, остаётся лишь песчинкой в сравнении с Его бесконечным величием; или, скорее, Она вовсе ничто, ибо один только Бог есть Сущий (ср. Исх. 3, 14). Господь полностью самодостаточен и ни от кого не зависим, Он не нуждался и не нуждается доселе в Пресвятой Деве Марии для исполнения Своей воли и явления Своей славы. Одной воли Его довольно для свершения. И всё же я говорю: поскольку Бог, соз­дав Деву Марию, пожелал начать и завершить Свои величайшие дела через Неё, Он, несом­ненно, во веки вечные не изменит Своего ре­шения, ибо Он есть Бог Предвечный (ср. Евр. 1, 12), Кото­рый не меняет ни Своих намерений, ни Своего поведения» (св. Людовик Мария Гриньон де Монфор, «Трактат об истинном почитании Пресвятой Девы Марии» [пер. А. Горячевой], nn. 14–15). «Почитание Пресвятой девы Марии – кратчайший путь к Иисусу Христу, ибо это самая прямая дорога, идти по которой легко и радостно, а оттого и идем мы быстрее, чем иными тропами…» (Там же, n. 155). В самом деле, «как в естественном порядке необходимо, чтобы у ребенка были отец и мать, точно так же в порядке благодатном необходимо, чтобы у истинного сына Церкви Бог был Отцом, а Пречистая Дева Мария – Матерью; если же он хвалится, что имеет Бога Отцом, при том не проявляет никакой сыновней нежности к Пресвятой Деве как к Матери, то это лжец, и нет у него отца, кроме диавола» (св. Людовик Гриньон де Монфор, «Тайна Пресвятой Богородицы», n. 11). Есть много прекрасных молитв, адресованных Пресв. Богородице. Но самой любезной Самой Пречистой Деве формой Ее почитания, неоднократно рекомендованной Ею Самой в частных откровениях, является именно священный Розарий. Можно сказать словами польской песенки, что прославленная Мария на небесном троне «в розариевой царствует короне». И ревностное чтение священного Розария, и ношение коричневого кармелитского Скапулярия (парамана) наипаче радуют Пресв. Богородицу.

Так притечем же с великим молитвенным рвением к прославлению Пресвятой Богородицы, Этой «теплой Заступницы мiра холодного» (М. Ю. Лермонтов), Сей «честнейшей Херувим и славнейшей без сравнения Серафим» [достойнейшей более чем Херувимы, и несравненно славной более чем Серафимы] (св. Косма Маюмский). Дабы нам всем придти к Богу через Марию. Аминь.