150-я годовщина «Силлябуса» (перечня заблуждений нашего времени)

Джон Веннари

150-я годовщина «Силлябуса»
(перечня заблуждений нашего времени)

 

8 декабря 2014 года исполняется 150-я годовщина Энциклики Quanta Cura и «Силлябуса» блаж. Пия IX.

Catholic Family News отметило эту годовщину, выпустив спецвыпуск, содержащий восемь статей, посвященных Quanta Cura и «Силлябусу» (1). Мы планируем продолжать писать об этих знаменательных документах на протяжении 2015 года.

Это представляется совершенно необходимым – сделать близким нам «Силлябус» и великих Пап-контрреволюционеров. Принципы антилиберальных Пап должны быть основными и постоянными в нашем мышлении, поскольку их борьба против «либерального католицизма» это та же борьба, которую мы ведем сегодня. Та или иная деталь может меняться, но конфликт остаётся тем же самым. Это та же борьба против агентов контр-силлябуса, та же самая борьба против деструктивного модернизма, который эти агенты внедрили в высшие эшелоны Церкви.

Мы не можем получить истинного представления о нынешнем кризисе Церкви без понимания «Силлябуса» и того, что он из себя представляет.

 

«Заблуждения нашего времени»

 

Обнародованные 8 декабря 1864 года Quanta Cura и «Силлябус» представляют собой систематическое осуждение заблуждений либерализма и ложных идей о свободе, проистекающих из французской революции.

Папа Пий IX столь  окончательно осудил «основные заблуждения нашего времени», что с 1864 г. мир разделился на два противостоящих лагеря: «Силлябус», который представляет вечную католическую истину о спасении и общественном порядке; и – контр-силлябус, который представляет собой, тем или иным образом, добровольную капитуляцию перед заблужденьями безбожного натурализма. Третьего не дано.

Реальность этого разделения была признана французским франкмасоном Фернаном Биссоном, который провозгласил: «Школа не может оставаться нейтральной по отношению к Силлябусу и Декларации прав человека [французской революции]» (2). Отец Денис Фейхи сослался на это раскрытие, написав фразу «Пий IX против пантеистического обожествления человека».

Подобным образом, о. Феликс Сарда и Сильвани отметил в своей классической работе «Либерализм есть грех» (1899 г.), что верные католики приветствовали «Силлябус» «с энтузиазмом равным только тому пароксизму ярости, с которым либералы восприняли его же», в то время как «либеральные католики решили, что более благоразумным будет наносить удары по нему опосредованно, с помощью искусственных интерпретаций и обессиливающих объяснений» (3).

Говорят, что если вы берете современную книгу по католическому богословию или истории и хотите быстро уразуметь образ мыслей автора, следует перейти к индексу и посмотреть, что он говорит о «Силлябусе» Пия IX. Если автор хвалит «Силлябус», то его вроде бы стоит читать.  Если же он уничижительно поносит «Силлябус», или же утверждает, что это исторически обусловленный документ, устаревший в наше время, вы, видимо, читаете труд либерального католика.

Второй Ватиканский Собор был приветствуем современными либералами (и некоторыми так называемыми «консерваторами») как контр-силлябус. Это – реалистическая оценка, и она показывает компромиссы Собора с различными элементами безбожного натурализма, решительно осужденного Папой блаж. Пием IX.

 

Мракобесие от «Просвещения»

 

Начиная с XIX столетия, общество стало всё более и более проникаться либеральными принципами Просвещенья и французской революции, к ущербу для Христианского мира. Мнимо «более добрые и мягкие» понятия религиозного плюрализма, религиозного индифферентизма, демократии, которая верит, что всякая власть от народа, ложное понятие о свободе, отделение Церкви от Государства, межрелигиозные сборища и прочие новшества заразили умы постпросвещенческой Европы, инфицируя как государственных, так и церковных деятелей. Весь мир был перестроен в соответствии с безбожными началами натурализма.

Папы XIX столетия и начала ХХ во всеоружии предприняли войну против этих опасных течений. С ясным присутствием духа, укорененным в бескомпромиссной твердости в вере, эти Папы не были повержены. Они знали, что сии дурные принципы, сколь бы почтенными они бы ни казались, не могут принести доброго плода, и что это были наихудшие из принципов, ибо они были укоренены не только в ереси, но и в отступничестве (*). Словно полководцы, осознающие свой долг защищать свои позиции любой ценой, эти Папы нацелили мощные пушки на заблуждения современного мира и непрестанно палили. Энциклики были их пушечными ядрами, и они никогда не промахивались мимо цели (8).

Самый разрушительный взрыв был произведен в форме монументального «Силлябуса» (перечня заблуждений) Папы Пия IX, сопровождаемого величественной Энцикликой Quanta cura.

 

Победительница всех ересей

 

Идея перечня заблуждений шла от кардинала Джоакино Печчи, архиепископа Перуджи, который впоследствии станет Львом XIII. В ноябре 1849 года Печчи провел под своим председательством конференцию епископов Умбрии, которая одобрила просьбу о торжественном папском осуждении основных заблуждений эпохи.

Тремя годами позже римская газета «Чивильта католика» просила о включении осуждения современных заблуждений в Буллу, определяющую догмат о Непорочном Зачатии, обнародованную 8 декабря 1854 года. Связь между двумя актами: «Силлябусом» и догмой о Непорочном Зачатии была основана на титуле Богородицы «Победительница всех ересей», основанном на старинном богослужебном стихе: «Радуйся! Ты одна поразила все ереси по всему миру» (4).

В конце концов, было принято решение разделить их и отвести больше времени на подготовку «Силлябуса».  Были также задержки в связи с недоброжелательными махинациями; в 1862 году более ранний текст «Силлябуса» был передан в антикатолическую газету, что осложнило подготовку документа.

Тем не менее, 8 декабря 1864 г., на десятую годовщину возвещения Непорочного Зачатия, «Силлябус» (перечень заблуждений) Пия IX был обнародован вместе с Энцикликой Quanta Cura.

 

Пантеистическое обожествление человека

 

«Силлябус» полностью опубликован на второй странице этого номера (по-русски в: «Новый католический временник», 2014, № 2,  стр. 18-36), краткое изложение о. Фэйхи на стр. 6. Тут мы видим, что Пий IX осуждает заблуждения современного мира не потому, что они современные, а потому, что они посягают на учение Господа нашего Иисуса Христа и Его Святой Церкви.

«Силлябус» осудил необузданную свободу печати и так называемую «свободу вероисповедания» для всех сект; Quanta cura осуждает понятие «свободы совести» (заблуждение, будто человек имеет моральное право верить и действовать в соответствии с тем, что объективно неверно). «Силлябус» осудил веру в то, что человек может обрести спасение в практиковании всякой религии (религиозный индифферентизм), он осудил ложное утверждение, будто протестантизм это просто иная форма истинной христианской религии, в которой возможно служить Богу так же, как и в Католической Церкви (принцип, делающий возможным современный экуменизм). «Силлябус» осудил ложную идею «отделения Церкви от Госудаства», принцип, действенно дающий Государству «моральное право» действовать и принимать законы словно бы Господа нашего Иисуса Христа и десяти Заповедей не существует (см. на стр. 15 блестящее исследование архиеп. Лефевра на эту тему).

Яснее говоря, «Силлябус» осуждает фамильярно звучащее требование, что «Римский Первосвященник может и должен примириться и вступить в соглашение с либерализмом, прогрессом и современной цивилизацией».

Короче, «Силлябус» осуждает современную веру в то, что человек эффективно становиться Богом. Чтобы понять это заблуждение, мы должны объяснить, что сие – не вера, что человек становится Богом, Которого мы знаем – Всемогущим Богом, Творцом неба и земли. Скорее, человек «становится Богом» в следующем смысле: это человек является высшим арбитром морали и закона. Это человек решает, что есть добро и что есть зло, по своему собственному разумению, при полном пренебрежении Богом и Его Заповедями. Это человек – и священное голосование большинства – решает, должны ли такие преступления как аборт и так называемые «однополые браки» быть «легализованы». Это человек – высший арбитр добра и зла, правды и неправды.

Это «пантеистическое обожествление человека» находится в сердце безбожных принципов французской революции. Это – ключевой принцип франкмасонства (5).

Из этого ложного принципа проистекает ложь религиозного индифферентизма, оправдание светского государства, не имеющего никакого отношения к Богу, свобода совести без отсылки к кому-либо, кроме себя, разрушение брака и семьи и иные многоразличные заблуждения, которые будут осуждены в «Силлябусе».

Невзирая на это очевидное зло, XIX век узрел новую породу католиков-утопистов, которые стремились к компромиссу между католичеством и современными безбожными тенденциями. Эти люди искали в принципах 1789 г. то, что им казалось «хорошим», и хотели внедрить это в Церкви.

В числе выдающихся деятелей этого движения были о. Фелисите Ляменне, Шарль де Монталамбер и епископ Фелис Дюпанлу. Как и в случае многих либералов, некоторые могли иметь благие намерения, но не могли видеть последствий своего компромисса. Тем не менее, верные Папы – такие как Григорий XVI, блаж. Пий IX, Лев XIII и св. Пий Х, предвидели разрушительные результаты этих начал.

Многие католики, духовенство и миряне, зараженные духом времени, позволили себе попасться в сети смертоносного компромисса между революцией и католицизмом. Они стали известны как «либеральные католики». Папа Пий IX отметил, что они были худшими врагами Церкви. Вопреки папскому осуждению, их число росло.

Как объяснил преосвященнейший владыка Джозеф Клиффорд Фентон, модернизм есть просто завершение либерального католицизма. Основной принцип модернизма заключается в том, что возможна некая трансформация догматического послания Церкви на протяжении веков.

Итак, либеральные католики приемлют суеверие, что Церковь имеет один набор истин для XIX столетия, и, пожалуй, некие отличные и противоположные «истины» для ХХ. Эта извращенная мысль действенно возобладала на Втором Ватиканском Соборе.

То, что либеральный католицизм торжествовал на Соборе – хорошо известный факт. Марсель Прело, сенатор из Добба (Франция) радовался после Собора: «Мы боролись целых полтора столетия, чтобы наше мнение возобладало в Церкви, и это было безуспешно. Наконец, наступил Второй Ватиканский Собор, и мы восторжествовали. С тех пор тезисы и принципы либерального католицизма были определенно и официально приняты Церковью» (6).

 

Согласие Ратцингера

 

Одно из самых сильных свидетельств, что Второй Ватиканский Собор капитулировал перед либеральным католицизмом, исходит от кардинала Йозефа Ратцингера. К сожалению, Ратцингер приветствует это новое направление как позитивное развитие. Следующую цитату из Ратцингера следует рассмотреть, особенно в эпоху Папы Франциска. Крайнее безрассудство Франциска привело многих католиков к тому, чтобы просто тосковать по «старым добрым денечкам» «консервативного» Бенедикта XVI. Итак, сам Бенедикт XVI один из первых агентов контр-силлябуса, чья многолетняя карьера была приготовлением почвы под извращение понтификата Франциска. И Франциск, и Ратцингер это, прежде всего, агенты контр-силлябуса, при том, что Франциск кажется более безрассудным из них двоих.

Итак, теперь мы сосредоточимся на кардинале Ратцингере.

В своей книге 1987 г. «Принципы католической теологии» кардинал Ратцингер восхваляет ватиканский документ Gaudium et spes как контр-силлябус.

Он пишет: «Если бы хотелось представить характеристику текста в целом, мы могли бы сказать, что (в связи с текстами о религиозной свободе и мировых религиях) это представляет собой пересмотр "Силлябуса"  Пия IX, что-то вроде контр-силлябуса». Кардинал продолжает: «Односторонняя позиция, занятая Церковью при Пие IX и Пие X в ответ на ситуацию, созданную новой вехой истории, начавшейся с французской революции, была в немалой мере исправлена на уровне фактического положения вещей, особенно в центральной Европе, но всё еще не было основополагающего заявления об отношениях, которые должны существовать между Церковью и миром, возникшим после 1789 года. В самом деле, отношение, которое было в немалой степени дореволюционным, продолжало существовать в странах с сильным католическим большинством.  Едва ли сегодня кто-либо будет отрицать, что испанский и итальянский конкордаты пытались сохранить слишком многое от того мировоззрения, которое не соответствовало фактам. Едва ли сегодня кто-либо будет отрицать, что в сфере образования и по отношению к историко-критическому методу существуют анахронизмы, тесно взаимосвязанные с приверженностью к устаревшим церковно-государственным отношениям» (7).

Ратцингер здесь рисует одного из величайших Пап в церковной истории  как «одностороннего» в своих усилиях охранить Церковь от либерализма и распространения безбожия в обществе. Он утверждает, будто святое Пиево учение, основанное на вечном учении Церкви, представляет собой просто «устаревшие церковно-государственные отношения».

Ратцингер продолжает:  «Текст [Gaudium et spes] как контр-силлябус представляет собой, со стороны Церкви, попытку официального примирения с новой эрой, начавшейся в 1789 г.» (8).

Да, эта капитуляция католического церковника перед новым безбожным общественным порядком и духом религиозного индифферентизма, это именно то, что осуждено в вышеупомянутом положении «Силлябуса» № 80:  «Римский Первосвященник может и должен примириться и вступить в соглашение с либерализмом, прогрессом и современной цивилизацией».

Ратцингер утверждает в другом месте той же книги, что «не может быть никакого возврата к "Силлябусу", который может быть обозначил первый этап конфронтации с либерализмом, но не может быть последним этапом» (9).

Это всегда просто восхитительно, видеть церковников-обновленцев, построивших свою карьеру на «изменяемости» несомненного учения, как они торжественно провозглашают, что их  излюбленный модернистский принцип не может измениться. «Не может быть никакого возврата к "Силлябусу"». Другими словами, «контр-силлябус не может измениться». Ратцингер не был бы открыт контр-контр-силлябусу.

Отец Ив Конгар, эксперт (peritus) Собора, подобным же образом радуется по поводу контр-силлябуса Второго Ватиканского Собора.

Сам будучи приверженцем так называемого «историзма», словно какие-либо исторические обстоятельства способны изменить объективную католическую истину, Конгар пишет, что «невозможно отрицать, что данный текст [соборная декларация о религиозной свободе] говорит что-то другое, нежели говорил "Силлябус" 1864 г., и даже практически противоположное положениям №№ 15, 77 и 79 данного документа».

Далее Конгар отмечает: «Церковь Второго Ватиканского Собора посредством Декларации о религиозной свободе, посредством Gaudium et spes – "о Церкви в современном мире" (символическое заглавие!) – ясно поставила себя в сегодняшний плюралистический мир, и, не оскорбляя своего былого величия, разорвала узы, связывавшие ее в рамках средневековья» (10).

 

«Просто клятвопреступник»

 

Подход контр-силлябуса осужден здравым смыслом, признающим, что объективная истина не может меняться. Подход контр-силлябуса осужден и вечным католическим учением,  которое утверждает, что католическая истина неизменна.

В соответствии с извечным католическим учением, Первый Ватиканский Собор безошибочно учит:  «Да возрастают… и развиваются, обильно и интенсивно, для каждого и для всех, для одного человека и для всей Церкви, согласно степени, присущей каждому веку и каждой эпохе, разумение, знание, мудрость, но только лишь в своем роде, в одной и той вере, в том же смысле и суждении» (DS 3020). (**)

Та же самая терминология «в том же смысле и суждении» - употреблена и в Антимодернистской Присяге.

Отмечая крайнюю серьезность вопроса, монсеньор Фентон заметил в 1960 году, что человек, принесший Антимодернистскую Присягу, а затем сам пропагандирующий модернизм или позволяющий его пропагандировать, «обозначил бы себя не только как грешника против католической веры, но и просто как клятвопреступника» (11).

Он принес присягу против модернизма, тожественно обещав пред Господом: «Вероучение, от Апостолов через правоверных Отцов нам в одном и том же смысле и в одном и том же суждении [eodem sensu eodemque sententia] переданное, искренне принимаю; поэтому, решительно отвергаю еретическое измышление об эволюции догматов, переходящих из одного значения в другое, отличное от  того, которого Церковь придерживалась прежде» (DS 3541).

А в конце присяги он дает торжественное обещание перед Самим Богом: «Всё это клянусь верно, целостно и искренне соблюдать и нерушимо сохранять, ни в чём от этого не отступлю как в обучении, так и каким-либо словом или писанием. В этом клянусь, в этом присягаю, в этом да поможет мне Бог и Его Святое Евангелие, коего я касаюсь» (DS 3550).

Человек, который придерживается контр-силлябуса Второго Ватиканского Собора, никоим образом не может утверждать, что они придерживаются веры «в том же смысле и суждении», как Церковь придерживалась всегда. Никоим образом кто-либо, кто придерживается новой программы Собора, программы экуменизма и религиозной свободы, не может утверждать, что он «нерушимо сохранил» и «ни в чём не отступил» от ясного учения дособорных Пап, относящегося к религиозному индифферентизму и социальному Царствию Христову.

Как уже было отмечено выше, и кардинал Ратцингер, и Ив Конгар открыто заявили, словно бы это было поводом для гордости, что Второй Ватиканский Собор представляет собой контр-силлябус, что он говорит противное ключевым учениям дособорных Пап, а значит, продвигает модернистские принципы.

Ратцингер и Конгар наделали этих смелых заявлений вопреки своей торжественной присяге против модернизма. Мы снова повторяем предупреждение монс. Фентона что человек, пропагандирующий модернизм или позволяющий его пропагандировать, «обозначил бы себя не только как грешника против католической веры, но и просто как клятвопреступника».

Это вот эти клятвопреступники совершили всю революцию Второго Ватиканского Собора, последним проявлением которой является Папа Бергольо. Как могло бы что-либо подлинно благое проистекать из этого мутного источника?

Выходом из наличествующего кризиса является не реформа реформы, не «герменевтика преемственности», которая вводит новшества Собора в новый синтез посредством «живой традиции». Ответ – это традиционная католическая вера, «целая и непорочная», как мы читаем в Афанасьевском Символе Веры.

 

Будь с нами!

 

Мы приглашаем тебя углубить свое изучение энциклики Quanta Cura, «Силлябуса» и великих Пап-контрреволюционеров. Как уже говорилось ранее, брань, на которую подвизались Папы XIX века, это та же борьба, которую мы ведем сегодня: Церковь против Революции, «Силлябус» против контр-силлябуса.

Папа Франциск, кардинал Каспер и те, кто теперь хочет применить модернистские принципы к морали (как мы видели на последнем экстраординарном Синоде) на самом деле соответствуют духу Второго Ватиканского Собора. Они доводят либеральный принцип «некоторые истины меняются со временем» до их логического конца, как это делал Папа Иоанн Павел II в свое время, своими соблазнительными межрелигиозными встречами в Ассизи и экуменическими молитвами в лютеранских храмах;  как в свое время это делал Бенедикт XVI с этой своей экуменической программой посещения синагог и межрелигиозных встреч, которые он провел в Кёльне (Германия). Здесь Бенедикт XVI высказался об экуменизме:

«Это единство не значит того, что можно было бы назвать экуменизмом возвращенья; это значило бы отрицать и отвергать свою историю веры. Совсем нет! Это не обозначает единообразия во всех выражениях богословия и духовности, богослужения и канонической дисциплины. Единство в многообразиии и многообразие в единстве» (12).

Все эти принципы и практические действия модернизма: допущение к Причастию разведенных второбрачных, межрелигиозные встречи в Ассизи, возвещение некатоликам, что они могут оставаться в своей ложной религии и при этом пребывать на пути ко спасению, всё сие было одинаково немыслимо  при Папах, правивших до Второго Ватиканского Собора.

Ответом на нынешний буйный понтификат Бергольо - это не возврат к контр-силлябусу Бенедикта XVI, не возврат к экуменическому Иоанну Павлу II, а возврат к великим Папам «Силлябуса», которые были прежде Второго Ватиканского Собора.

Мы надеемся, что на протяжении 2015 г. мы продолжим изучение «Силлябуса», Quanta Cura, Пап-контрреволюционеров и разрушительного действия либерального католицизма.

Пресвятая Богородица, Победительница ересей, молись о нас.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] См. обе статьи на стр. 1, следующие на стр. 2 (сам «Силлябус»), а также стр. 3, 6, 7, 11 и 15.

[2] Цит. по: The Mystical Body of Christ in the Modern World, Father Denis Fahey, [впервые опубликовано в 1935 г. издательством Regina Publications, Ireland; перепечатано же: Omni Publications, 1994], p. 143.

[3] Felix Sarda y Salvany, Liberalism Is a Sin (Rockford, IL: TAN, 1993), p. 52.

[4] Первый антифон третьего ноктюрна Утрени из Общей службы Богородицы.

[5] Если человек отвергает Бога, то он сам становиться «богом». Такова религия натурализма, наипаче обличенная в трудах кардинала Пи в XIX столетии.

[6] Le Catholicisme Liberal, 1969. Цит. по: Archbishop Marcel Lefebvre, An Open Letter to Confused Catholics. (Kansas City: Angelus Press, 1992), p. 89.

[7] Joseph Ratzinger, Principles of Catholic Theology (San Francisco: Ignatius Press, 1987), pp. 381-82.

(*) Т. е. не только в неверном понимании христианства, но и в полном отречении от него – Пер.

[8] Joseph Ratzinger, Op. cit., p. 381.

[9] Ibid., p. 191.

[10] И Конгар цитирует архиеп. Лефервра, и архиеп. Лефевр цитирует статью Конгара «Кризис Церкви» в своей книге «Они Его развенчали».

(**) Здесь Отцы Первого Ватиканского Собора использовали цитату из св. Викентия Лиринского – Пер.

[11] Msgr. Joseph Clifford Fenton, “Sacrorum Antistitum and the Background of the Oath Against Modernism,”  The American Ecclesiastical Review, October, 1960, p. 259.

[12] Apostolic Journey to Cologne, On the Occasion of the XX World Youth Day. Ecumenical Meeting, Address of His Holiness Pope Benedict XVI, Cologne - Archbishop’s House: Friday, 19 August 2005. Опубликовано на web-сайте Ватикана: www.vatican.va/holy_father/benedict_xvi/speeches/2005/august/documents/h... .

Tags: