Должны ли мы принимать Кодекс Канонического Права 1983 года?

 

Кодекс – это собрание законов, каждый из которых – это приказ полномочной власти: каждый канон Кодекса 1917 года был законом Бенедикта XV, и каждый канон Кодекса 1983 года (обычно называемого "Новый Кодекс") – это закон Папы Иоанна Павла II.

Для Папы Иоанна Павла II предназначением Кодекса Канонического Права 1983 года было выражение новой экклезиологии (т.е. нового понимания, в чём природа и миссия Церкви) Второго Ватиканского Собора в виде канонического законодательства, и он «всегда должен быть понимаем в свете соборного учения» (Sacrae Disciplinae Leges, 25 января 1983).

Но Второй Ватиканский Собор фальсифицировал католическое учение.

Кодекс Канонического Права 1983 года

 

Поэтому мы должны подозревать новое законодательство в кодификации всё тех же самых заблуждений и быть готовы принимать не все его «законы» (правило 9), но только те из них, которые очевидно не противоречат католическому учению о вере или нравах.

В случае большей части канонов можно сожалеть о потере ясности, точности и цельности Кодекса Канонического Права 1917 года, но это ещё недостаточная причина, чтобы такие каноны отвергнуть.

Однако некоторые новшества, которые отвергнуть следует, есть:

Канон 844, §4 дозволяет преподание Покаяния, Помазания больных, и даже Святого Причастия некатоликам, которые показывают "католическую веру" (против правила 7) в эти Таинства.

Это всегда считалось смертным грехом и было строжайше запрещено (Кодекс Канонического Права 1917, канон 731, §21), потому что это имплицитно отрицает догму “Вне Церкви нет спасения” (правило 2).

Это – безоговорочная капитуляция перед модернистским экуменизмом.

Канон 1055, §1 более не определяет брак через его прямое и главное назначение, рождение детей, но упоминает это только после вторичной цели, блага супругов. И, как мы видим сегодня в свете множества разрешений на аннулирования, она стала сущностью брака: партнёры дают друг другу всех себя целиком (а не только “исключительное и вечное право на тело партнёра в смысле актов, самих по себе способных на производство потомства”, Кодекс Канонического Права 1917, канон 1081, §2) ради собственного удовлетворения в супружестве (канон 1057, §2).

Теперь считается, что не может быть брака, если один из супругов не может предоставить это (каноны 1095, 20 и 30; канон 1098 и т.д.; ср. канон 1063, 40). Отсюда нынешний вал аннулирований: например, в Соединенных Штатах в 1968 году было разрешено 338 аннулирований. В 1992-м их было 59 030. 

Поэтому следует питать сильные сомнения в действительности аннулирований, которые дают суды Novus Ordo.

Канон 336 кодифицирует коллегиальность, провозглашённую II Ватиканским Собором. «Коллегия епископов», изобретение 20 века, теперь становится, вместе с Папой, постоянным субъектом высшей и полной власти во Вселенской Церкви. Более того, епископ участвует в этой всеобщей юрисдикции просто по факту своего посвящения (см. Канон 375, §2).*

* Это ещё больше сбивает с толку в свете того, как Ватикан ныне признаёт православных епископов. См. Папа Павел VI: 

«На глав Церквей, на их иерархию, возложено обязательство вести Церкви по пути, который ведёт к возобновлению полного общения. Они должны делать это, признавая и уважая друг друга как пастыри доверенного им стада Христова...»

(Баламанд, Смешанная интернациональная комиссия по богословскому диалогу между Римско-Католической и Православной Церквями, Итоговое Заявление §18 см., §14; Ut Unum Sint §§50-63).

Эта коллегиальность противоречит божественному устройству Церкви, умаляет достоинство власти Папы и препятствует его управлению Церковью (и управлению епископами их диоцезов). Обретают власть «конференции епископов», власть которых безличностна и безответна.

Это – самые серьёзные дефекты; иные ошибочные пункты включают в себя следующее:

  • Смешанные браки (каноны 1125, 1127),
  • Уменьшение цензур (отлучения для масонов и т.д.),
  • Учение святого Фомы Аквинского более строго не предписывается в семинариях (каноны 251 и далее),
  • Общие отпущения дозволяются более легко (каноны 961-963 и т.д.).

Между прочим интересно заметить, что для Папы Иоанна Павла II Кодекс Канонического Права 1983 года имел меньший вес, чем соборные конституции.