Что следует думать католикам о II Ватиканском Соборе?

 

Второй Ватиканский Собор был собранием епископов всего мира в течение четырёх сессий (заседаний) между 11 октября 1962 и 8 декабря 1965.

11 ноября 1962 Папа Иоанн XXIII в своей речи на открытии Собора  объявил следующие его цели:

Заседание Второго Ватиканского Собора

  • что необходимо хранить католическую веру и учить ей,
  • но что наставлять в ней надо на языке современных людей, при помощи учения, “которое по своему характеру преимущественно пастырское”,
  • при этом не обращаться к каким-либо осуждениям,
  • и потому обращаться ко всем людям: этот Собор должен был стать вселенским не только в смысле бытия общим Собранием всей Церкви, но и в смысле воззвания к религиозности всей людей независимо от их религии.

 

Папа Павел VI был согласен со своим предшественником:

«[II ВС] был наиболее важным [событием], потому что... он превыше всего искал ответа на пастырские нужды и, дав питание пламени любви, приложил гигантское усилие, чтобы достичь не только христиан, всё ещё отделённых от общения со Святым Престолом, но и всей человеческой семьи» (речь на закрытие 8 декабря 1965 года).

 

При подобных устремлениях не стоит удивляться, что католическое учение Собора было:

 

  • слабым (никаких определений или осуждений),
  • запутанным (никакой точной схоластической терминологии),
  • и односторонним (в расчёте привлечь не-католиков).

Всё это бесформенное и двусмысленное учение, уже либеральное по своей форме, рассчитывалось интерпретировать в его истинном, либеральном смысле уже после Собора. И вот, например:

 

Соборное учение

Как Рим воплотил это в жизнь [1]

В Мессе подчеркивалась Литургия Слова (Sacrosanctum Concilium, §9) [2] и аспект Трапезы (§10), а также «деятельное участие» (§§11,14) и поэтому народный язык (§§36,54).

Новая Месса (см. Вопрос 5).

Католики должны молиться с протестантами (Unitatis Redintegratio, §§4,8).

Евхаристическое всеприятие (см. Вопрос 8).

Церковь Христова «пребывает в» (вместо «есть в») Католической Церкви (Lumen Gentium, §8), -

Она есть также в “отделённых Церквях” (Ut Unum Sint, §11). [3]

которая имеет отделённых братьев в отделённых “Церквях” (Unitatis Redintegratio, §3), -

Все крещёные находятся в Церкви Христа (Ut Unum Sint, §42).

Которые «должны быть как сестры» (Unitatis Redintegratio, §14).

И поэтому нет нужды в обращении, например, православных. [4]

Семинаристы должны быть знакомы с современной философией и научным прогрессом (Optatam Totius, §15), -

Обучение в светских университетах и забвение томизма.

психологией и социологией (§20).

Размытая духовность и субъективистская мораль.

Брак и любовь в браке – одно и то же (Gaudium et Spes, §§48,50).

Поток аннулирований (ср. Вопрос 8).

Церковь отвергает привелигии, которые даруют ей гражданские власти (§76).

Католичество более не должно быть государственной религией ни в одной стране.

Желание всемирного органа власти (§82).

Поддержка во всём ООН

Необходимо пересмотреть обряд и формулу Покаяния (Sacrosanctum Concilium, §72).

Исповеди лицом к лицу и общие отпущения. [5]

Последнее помазание должно быть Помазанием больных (§§73,75).

Новая материя, форма и субъект (т.е., больные, не только те, кто в опасности смерти).

Примечания

1 То, как указания Рима ещё дальше интерпретируются при их воплощении в жизнь в приходах – целая отдельная история.

2 Документы 2ВС упоминаются по их первым словам в латинком тексте или их инициалам.

Ut Unum Sint, Папа Иоанн Павел II, 25 мая 1995.

См. Смешанная международная коммисия по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православной Церковью, которая запретила взаимный "прозелитизм." ун. Баламанд, Ливан, 17-24 июня 1993.

5 Относится ли это к "сущности Таинств", над которой Церковь не имеет никакой власти?  (ср., Пий XII, процитировано в 5-м правиле)

 

Что ещё хуже, Собор был захвачен либеральными группами внутри Церкви, которые с самого начала планировали отвергнуть предсоборные подготовительные схемы документов и заменить их прогрессивными, подготовленными их собственными “экспертами”. Либералам удалось также внедрить своих членов в комиссии Собора. Эти новые схемы, ставшие декретами, конституциями и декларациями Собора, содержат, более или менее явно, некоторые из тех же самых доктринальных ошибок, за которые либералы в прошлом были осуждены. В качестве примера возьмём следующие цитаты:

Учение II Ватиканского Собора

Католическая доктрина

«Человек – единственное на земле творение, которое Бог пожелал создать ради него самого» (Gaudium et Spes, §24), -

«Всё сделал Господь ради Себя» (Притч. 16, 4).

и «всё, что есть на земле, предназначено для человека» (§12).

...чтобы помочь ему спасти свою душу.

Более того, «...ибо Он, Сын Божий, через Своё воплощение некоторым образом соединился с каждым человеком» (§ 22), -

"Единый со Своею плотию" (Св. Кирилл Александрийский, 2-й анафематизм против Нестория, Dz. 114).

Так что «человеческое естество... в нас было возведено в наивысшее достоинство» (§22), -

"...немного пред Ангелами Ты умалил его..." (Пс. 8, 6)

И поскольку из-за «исключительного достоинства, принадлежащего человеческой личности» (§26)

Достоин лишь тот, кто живёт праведно (ср. Откр 3, 4).

его «права и обязанности являются всеобщими и неприкосновенными» (§26);

Кто зарывает свой талант, тот его лишится (ср. Мф. 25, 25-30).

«Настоящий Ватиканский Собор заявляет, что человеческая личность имеет право на религиозную свободу» (Dignitatis Humanae, §2).

Осуждённое положение: «Свобода совести и культов является правом, присущим каждому человеку....» (Пий IX в энциклике Quanta Cura)

« ...все люди должны быть свободны от принуждения со стороны... какой бы то ни было человеческой власти, дабы благодаря этому в религиозных вопросах никого не заставляли действовать против своей совести и не препятствовали действовать в должных пределах согласно своей совести» (§2),

Осуждённое положение: «лучшим состоянием общества является то, где за властью не признается обязанности карать нарушения католических законов, если только этого не требует общественное спокойствие» (Пий IX, Quanta Cura).

«Это право человеческой личности на религиозную свободу в общественном правопорядке должно признаваться таким образом, чтобы оно стало гражданским правом» (§2), 

Осуждённое положение: «Свобода совести и культов... должно быть провозглашено и гарантировано законом во всяком хорошо организованном обществе» (Пий IX, Quanta Cura)

«... Дух Христов не отказывается пользоваться ими (отделёнными церквями) как спасительными средствами» (Unitatis Redintegratio, §3), а поэтому 

Правило 2

«Экуменическая деятельность должна развиваться так, чтобы католики... братски сотрудничали с отделёнными от них братьями... произнося общее исповедание веры в Бога и в Иисуса Христа перед нехристианскими народами» (Ad Gentes, §115).

Правило 7

И поэтому, даже если бы говорим о нехристианских религиях, «Католическая Церковь не отвергает ничего из того, что истинно и свято в этих религиях. Она с искренним уважением рассматривает тот образ действия и жизни...» (Nostra Aetate, §2),

„Quoniam omnes dii gentium daemonia“; «Яко вси бози язык – бесове» (Пс. 95, 5) и далее. 

«...Когда ты войдешь в землю, которую дает тебе Господь Бог твой, тогда не научись делать мерзости, какие делали народы сии» (Втор. 18, 9).

«Епископское посвящение сообщает, вместе с делом освящения, также задачу учения и управления...» (§21).

«Их (епископов) достоинство, на деле, зависит непосредственно от Бога, говоря о силе святых обрядов, и от Апостольского Престола, говоря о силе юрисдикции...» (Deesemus Nos, Пий VI).

Собор сам по себе и одобрил либеральные воззрения (и их одобрение стало послесоборной политикой Ватикана), и отошёл от традиционного католического учения, но он ни имеет власти ни для того, ни для другого (5-е правило).

Наша позиция должна быть такой:

«...Мы отказываемся... следовать Риму неомодернистских и неопротестантских устремлений, которые стали предельно видимы в течение Второго Ватиканского Собора, а после Собора – во всех реформах, которые последовали из него» (Декларация архиепископа Лефевра, 1974).

А неомодернизм – это всё, к чему устремлён Собор («...Папа Иоанн Павел II делает не Священное Писание, но скорее Ассизи, словарём для нынешнего истолкования Собора". Богословское Путешествие Папы Иоанна Павла II's к Молитвенной Встрече Религий в Ассизи, Часть I, стр. 46 [приложение 2]).

Однако разве Собор не был безошибочен?

  • Не как экстраординарный Магистериум (Учительство), ибо он отказался определять что-либо. Сам Папа Павел VI во время аудиенции 12 января 1966 сказал, что он «избежал торжественных вероопределений, влекущих безошибочность церковного учительства» (см. также: Декларацию Богословской комиссии 6 марта 1964, которую Генеральный Секретарь Собора повторил 16 ноября 1964: «Ввиду соборной практики и пастырского предназначения нынешнего Собора этот священный Синод определяет вопросы веры или морали как обязывающие для Церкви только тогда, когда Синод сам открыто провозглашает это». Этого не случилось ни разу).
  • И не как обычное и вселенское Учительство [magisterium ordinarium et universale], потому что он не имеет власти определять, но лишь передавать то, во что всегда верили. Здесь идёт речь не только о вселенскости места (все епископы мира), но и времени (во все времена) - см. I Ватиканский Собор и 6-ое правило.
  • И даже не как простой аутентичный Магистериум, потому что цель любого учительства – это свято хранить и с преданностью излагать залог веры (I Ватиканский Собор, Dz. 1836), а не принимать в качестве католической доктрины «лучшие ценности, выработанные двумя столетиями ‘либеральной культуры’», даже если они «очищены» (кардинал Ратцингер, Gesu, ноябрь 1984, стр. 72; см. Gaudium et Spes, §§11, 44).